+7 (967) 233-32-50
                viktoriy-agro@bk.ru

Заказать обратный звонок

Новости СКК "Виктория-Агро"

« НазадНазад

No-Till в Европе: обзор технологических разработок за последние 50 лет 24.02.2017 04:00

      Иногда складывается впечатление, будто No-till – исключительно практика стран, отделенных от нас Атлантическим океаном. Этот же аргумент наводит на мысль, будто в Европе адаптировать эту технологию невозможно. Как всегда, мы имеем случай с телескопом, когда обнаруживаем, что это хваленый прибор не увеличивает предметы, а уменьшает. Потом оказывается, что в него нужно смотреть с другого конца.

     Изучаются причины медленного внедрения No-till и даже почвозащитной обработки по сравнению с другими регионами мира. Особенности европейских условий – природных, человеческих или политических – используются для выдвижения аргументов против успешного внедрения No-till в Европе. Однако осведомленность фермеров, политиков и общества в целом в том, что почвы – это не во­зобновляемый ресурс, приводит к постепенному изменению подхода к защите почв. Принятие Европейской директивы о почвах считается важным шагом к признанию, что и почвозащитное земледелие, и No-till являются экологически и экономически рациональными методами производства культур. Ожидается, что благодаря этому увеличится популярность почвозащитного земледелия и уровни внедрения этой технологии во всей Европе.

Дело было добровольным и делалось неумело

     Внедрение No-till в Европе сначала было добровольным и преследовало цель снизить затраты на выращивание культур. Фермеры, применяющие механическую обработку, не воспринимали эрозию и деградацию почвы как основную проблему (Kuipers, 1970). В большинстве регионов Европы климат холодный и влажный, из-за чего погодные условия относительно стабильные, в отличие от других регионов мира, где обильные осадки и сильные ветры приводят к возникновению эрозии почвы. Помимо этого, последствия постоянной механической обработки при помощи отвального плуга, например, образование подплужной подошвы, уменьшение объема пор в верхних слоях почвы и образование корки на поверхности, маскировались непрекращающимися разработками более мощных орудий для обработки почвы.
     Интересно то, что пионеры No-till из Южной Америки наблюдали и изучали европейские разработки в конце 1960-х – начале 1970-х. В это же время компания Imperial Chemical Industries (ICI) начинала внедрять прямой посев в Великобритании, используя гербицид паракват для контроля сорняков. Растительные остатки сжигались – метод, который, несмотря на свои благие намерения, оказался губительным для сохранения и улучшения качества почвы (Crovetto, 2006). Увеличение количества злаковых сорняков, таких, как, например, мятлик однолетний (Poa annua L.) и костер бесплодный (Bromus sterilis L.), оказались проблематичными, так как на тот момент было очень мало гербицидов, способных контролировать сорняки, растущие в культуре. В большинстве случаев краткосрочные исследования No-till проводились в неблагоприятных почвенных условиях, с малым сево­оборотом, с применением неподходящих сеялок.
Теперь понятно, почему исследования пришли к отрицательным выводам по поводу соответствия систем No-till условиям Европы.
     Внедрение системы поддержки рынка посредством Общей политики сельского хозяйства, с обеспечением гарантированных рыночных цен, также препятствовало поиску решений проблем, возникающих при использовании методов No-till с начала 1970-х. Многие из тех, кто внедрял No-till на ранних стадиях, возвращались к плугу, как только цена на зерно фиксировалась. Тем временем фермерам из различных регионов Южной Америки, работающим в условиях колебания рыночных цен, не оставалось ничего другого, как искать решения проблем, с которыми сталкивались и их европейские коллеги, например, контроль сорняков и управление растительными остатками (Geraphty, 2006). Скорее всего, комбинация этих событий подтолкнула к появлению No-till в пользу Американского континента с 1970-х и по сей день. Более того, в Северной и Южной Америке производители сельскохозяйственных машин разработали широкий диапазон сеялок No-till для прямого посева и обычных сеялок, подходящих под местные условия. В Европе, наоборот, мало производителей оборудования No-till, разработанного специально для растениеводства в умеренных климатических условиях, для которых характерны высокая урожайность и большое количество растительных остатков.

Настоящего – всего 1%

    Несмотря на то, что более 15% всех обрабатываемых земель в странах-членах Европейской Федерации Почвозащитного Земледелия (ЕФПЗ) обрабатывается по методам почвозащитного земледелия в той или иной форме (Lane et al., 2006), площадь, отведенная под настоящий No-till, составляет менее 1% (таблица 1). Ситуация, абсолютно противоположная тенденциям внедрения в Австралии и особенно – Северной и Южной Америке. Сегодня самая актуальная задача – воодушевить фермеров на переход с почвозащитного земледелия на системы No-till, а также с традиционной обработки на почвозащитное земледелие.

От почвозащитного земледелия к No-till

    Обычно фермеры любят работать на земле. Существует убеждение, что, культивируя и обрабатывая почву, мы приносим пользу, заделывая семена сорняков, ускоряя минерализацию питательных веществ, разрушая уплотнение, аэрируя почву и создавая отличное рыхлое семяложе для посева различных культур. Несмотря на то, что некоторые из этих утверждений в отдельности могут быть правдой, особенно, если почва регулярно культивируется, все вместе они приводят к ухудшению качества почвы. А это нерационально ни на средний, ни на длительный срок, с точки зрения экономики и экологии. Поэтому успешное внедрение системы No-till зависит от убежденности фермера в преимуществах, связанных с разработкой системы возделывания культур, требующей незначительного нарушения почвенного слоя. На рисунках 1 и 2 показан один пример No-till в Швейцарии, где выращивается турнепс в качестве покровной культуры холодного периода, за которой следует товарная культура – кукуруза.

NT в Европе-1

NT в Европе-2


Рисунки 1 (вверху) и 2 (внизу). Кукуруза, посеянная прямым посевом в цветущий турнепс (покровная культура) в Швейцарии. Затем сидерат опрыскивается гербицидом широкого спектра действия, чтобы создать благоприятный микроклимат для всходов кукурузы, а также для защиты от эрозии, стока пестицидов, вымывания нитратов и др.
Фотограф: Вольфганг Стерни

     Повышение уровня осведомленности фермеров о том, что можно сделать с почвами при интенсивной механической обработке, оказалось трудной задачей. Необходимо преодолевать культурный барьер, состоящий из различных европейских языков и традиций. Инфраструктура сельского хозяйства и структура ферм очень разная в разных странах. Несмотря на то, что принципы No-till остаются одинаковыми для любых условий, адаптация управления культурами к местным условиям исключительно важна (Lane et al., 2006). Вообще говоря, отсутствует государственная поддержка специальных исследований и образовательных программ. Многие волонтерские организации национального уровня сильно зависят от взносов фермеров на проведение исследований и работы консультантов, а также от периодических спонсорских взносов от коммерческого сектора (Geraphty, 2006). Вместе с этим существует устойчивое мнение против широкомасштабного внедрения No-till в Европе.

Популярные аргументы против

     В Европе соответствие No-till климатическим и агрономическим условиям оценивается с большим скептицизмом. Многие из оппонентов No-till указывают на большое разнообразие типов почв в Европе, высокие затраты на оборудование для No-till, а также необходимость интенсивного оперативного управления по сравнению с относительно простыми и знакомыми принципами, применяемыми с испытанными и проверенными методами с применением плуга. Диверсифицированные севообороты, включающие зерновые, бобовые и другие широколистные культуры, являются важной характеристикой успешной системы No-till. Но в большинстве регионов Европы сельхозпроизводство было направлено на выращивание небольшого количества культур – в основном кукурузы и хлебных злаков. Вопросы агрономии, связанные с сорняками, вредителями и заболеваниями, также спровоцировали дискуссии между фермерами, специалистами-консультантами и исследователями.
     В головах фермеров и исследователей прочно засела мысль о том, что с сорняками лучше всего справляется комбинация переворачивания почвенного пласта и использование гербицидов. Действительно, одним из рецидивов при внедрении No-till было разрастание злаковых сорняков, которое произошло 30 лет назад, но о котором фермеры и эксперты-консультанты до сих пор отчетливо помнят. Часто отмечается, что переход с традиционной технологии на почвозащитное земледелие и No-till увеличит зависимость от гербицидов. Также оспаривается, что экономия на горючем, времени и рабочей силе нивелируются увеличением затрат на дополнительные гербициды для контроля сорняков. В практических экспериментах на ферме было обнаружено, что это не так. Международные исследования также отмечают, что, несмотря на действительно изначальные увеличения затрат на гербициды в стадию внедрения No-till, общее потребление гербицидов уменьшается, когда все элементы системы начинают работать (Landers and Saturnino, 2002; Wolf and Snyder, 2003). Более жесткое законодательство ЕС, введенное в последние годы, привело к запрету гербицидов в некоторых странах (например, атразина, симазина и изопротурона), из-за чего вариантов контроля сорняков стало еще меньше. Защитники окружающей среды сейчас добиваются упразднения других гербицидов, необходимых для управления сорняками в No-till (например, глифосата во Франции). Два следующих фактора вызывают обеспокоенность со стороны приверженцев No-till.
    Из-за холодного, влажного климата в некоторых регионах Европы моллюсковые вредители, называемые слизняками, являются очень важным видом в различных культурах. Практика сохранения растительных остатков на поверхности почвы подкрепила идею о том, что количество слизняков увеличится, превышая допустимые для No-till уровни. Фермеру придется понести убытки из-за повреждения культур или потратиться на дополнительные пестициды. Несмотря на то, что это популярное мнение, опыт фермеров всегда был противоположным. В большинстве случаев для контроля слизняков больше не требуются пестициды, а уровни слизняков хорошо контролировали природные хищники, например жужелицы. Но, похоже, популяция слизняков может восстанавливаться в течение вегетационного периода и может быстрее повторно развиваться в системе No-till (Bieri et al., 2007).
      Недавно почвозащитное земледелие и No-till были сильно раскритикованы за увеличение случаев возникновения фузариозной гнили (Fusarium spp.) в пшенице и реже – в кукурузе. Это происходило в основном в Германии, Франции и Швейцарии. Угроза этой болезни наивысшая, когда пшеница выращивается после кукурузы и во влажный период летом в стадии цветения. Есть доказательства того, что выбор менее склонного к заболеванию сорта пшеницы и мелкое измельчение остатков кукурузы приводят к уменьшению случаев возникновения фузариозной гнили и снижению содержания деоксиниваленола с меньшим заражением микотоксинами (Vogelgsand et al., 2005). В дальнейших исследованиях проводятся попытки снижения уровня заболевания при помощи, например, управления остатками кукурузы, выбора сортов пшеницы, устойчивых к фузариозу, и контроля заболевания при помощи фунгицидов.
Учитывая вышеизложенные проблемы, сторонники No-till в Европе часто оказываются в ситуации весьма похожей на ту, что наблюдалась в 1970-х в Южной Америке, 1980-х – в Северной Америке и 1990-х – в Австралии. Значительное количество времени тратится на объяснение и защиту системы перед руководителями исследовательских центров, служб консультантов и государственными чиновниками. На этом фоне убедить фермеров в практических и экономических преимуществах внедрения системы No-till очень трудно. Очень ценная работа была проведена в рамках проекта «Жизнь ЕС» (2000-2003), чтобы собрать точную информацию и изучить некоторые агрономические проблемы с положительными результатами. Но финансирование настолько необходимой исследовательской работы и работы консультантов в рамках всей Европы прекратилось.

Разработка общей политики сельского хозяйства

    Европейская общая политика сельского хозяйства (ОПСХ) подвергалась множеству реформ с момента ее внедрения во второй половине прошлого века. В начале 1990-х предпринимались даже попытки связать экологическую политику и политику в области сельского хозяйства. К недавним новшествам можно отнести переход от субсидий, связанных с производством к оплате общей работы фермы, отдельно от производства. В настоящий момент субсидии уменьшаются (модулируются); вследствие этого увеличенный процент общих выплат фермера перенаправляется на альтернативное развитие сельского региона и проекты по защите окружающей среды. Если учитывать годовой уровень инфляции, размер субсидий уменьшается каждый год. Есть большая вероятность, что после 2013 года любые будущие платежи будут связаны с защитой окружающей среды. Даже за пределами государств-членов ЕС правительства других государств материковой Европы также значительное внимание отводят проектам по защите окружающей среды и стратегиям, направленным на борьбу с изменениями климата, планируя оплачивать подобные проекты за счет денег общества (таблица 2).

Новое законодательство,  защищающее почвы

     По истечении трех лет широких общественных консультаций Почвенная стратегия была ратифицирована 22 сентября 2006 года.
«В ней заложены общие законодательные рамки, которые должны обеспечить здоровье почв ЕС для будущих поколений и поддерживать экосистемы, от которых зависит наша экономическая деятельность и благополучие» (Комиссия ЕС, 2006).
Стратегия направлена на решение проблем, связанных с деградацией почвы в 27 странах-членах ЕС по следующим параметрам: эрозия, снижение уровня органического вещества, засоленность, уплотнение, загрязнение, заболачивание и оползни, а также уменьшение биологического разнообразия. Несмотря на то, что в 9 государствах-членах ЕС есть свое законодательство, касающееся защиты почв, процессы деградации почвы очень сильно ускорились за последние десятилетия.
     Водная и ветровая эрозия повреждают 157 млн. га общей площади Европы (цитируется в Tebrugge, 2001). Приблизительно 90% почв Европы содержат низкие или средние уровни органического вещества, 45% из них содержат менее 2% органического углерода, а еще 45% содержат 2-6% органического углерода (Комиссия ЕС, 2006). Снижение уровня органического вещества является очень серьезной проблемой на юге Европы. Однако на севере тоже отмечаются значительные потери уровня органического вещества за последние 30 лет, особенно на землях, на которых постоянно применялась традиционная обработка. Уплотнение подпочвенного слоя отмечается на 36% почв ЕС, в то время как 3,8 млн. га повреждены в результате накопления растворимых солей. Некоторые параметры, связанные с деградацией почвы, ухудшились еще больше за последние годы из-за изменений климата, например, повышение температуры, осадков и частое возникновение экстремальных погодных условий. Еврокомиссия считает, что деградация почвы может стоить ЕС до 68 млрд евро в год.
Предполагается, что Стратегия будет принята в качестве Директивы о почвах парламентом ЕС в течение двух лет. Государства-члены ЕС должны будут выявить зоны риска и принять меры по предотвращению деградации почвы в течение 5-7 лет (Комиссия ЕС, 2006).

Ключевые факторы успешного внедрения No-till

       Вступление Директивы о почвах в силу будут иметь далеко идущие последствия для развития No-till в Европе. Более 50% сельскохозяйственных земель в ЕС отведено под растениеводство. Большинство из этих земель до сих пор обрабатываются по традиционной технологии с использованием отвального плуга, из-за чего повышается риск деградации почвы (Garcia-Torres et al., 2001). Широкое распространение No-till обеспечило бы реализацию многих задач, поставленных в Почвенной стратегии, особенно на наших наиболее уязвимых почвах. Поэтому теперь это в интересах каждого государства-члена ЕС ввести новые и улучшить существующие программы образования и исследований, направленных на ускорение принятия No-till на уровне фермы, используя такие факторы притяжения:

•    Эффективная передача знаний и технологий на базе научного и практического опыта большинства климатических регионов Европы – уже приоритет 15 национальных ассоциаций ЕФПЗ.
•  Следует увеличить «программы мотивации» для почвозащитного земледелия и No-till в существующих агроклиматических условиях.
•    Требуется организовать сеть ферм, демонстрирующих No-till, где особенное внимание уделяется севооборотам, покровным культурам и средствам защиты растений.
•  Необходимо проведение мероприятий, включая практические демонстрации для фермеров (например, ежегодный национальный праздник, посвященный отказу от плуга и принятию No-till во Франции и Швейцарии).
•    Важно разработать и запустить в работу соответствующие сеялки прямого посева и обычные сеялки No-till, которые могли бы работать на полях Европы.
•  Запустить долгосрочные исследовательские проекты, изучающие бессменный No-till как в контролируемых условиях, так и на уровне фермы.
•    Развернуть Службу консультантов, где будут работать специалисты по No-till, умеющие передавать знания «от фермера к фермеру», благодаря чему знания в агросекторе будут приумножаться.
•   Активизировать вовлечение всех заинтересованных сторон, включая административные органы, политические организации, фермерские организации, представителей промышленности по переработке продуктов питания и организации потребителей.
•  Организовать рынок торговли углеродными квотами, получаемыми благодаря секвестрации углерода.
Польза для общества будет увеличиваться с введением No-till, который позволит значительно сократить потребление энергии, тем самым сокращая затраты на внедрение сельскохозяйственных методов, которые улучшают качество почвы, воды и воздуха.

Несомненные будущие тенденции

      Замена субсидий на производство одной выплатой для фермы заставила фермеров изменить свое отношение к экономической стабильности производственных систем, в которых они работают. Некоторые фермеры объединят свои производственные системы, разделив затраты на управление с соседями или наняв подрядчиков в стремлении уменьшить фиксированные затраты. Другие, решив, что их земля не может принести достаточного дохода, уйдут из растениеводства в течение ближайших нескольких лет. Это даст возможности тем, кто предан сельскому хозяйству и кто хочет расширить свои угодья. В любом случае расширение или консолидация заставят внедрить более эффективные методы ведения хозяйства. В Восточной Европе недорогое сельскохозяйственное производство предопределит успех или провал не только отдельных ферм, но и всего сельскохозяйственного сектора в этих странах. Внедрение систем No-till способствовало бы положительной развязке всех этих вариантов.
     Хотя недавние тенденции говорят об укреплении товарных цен, стоит отметить, что субсидии, выдаваемые европейским фермерам, уменьшаются с каждым годом и в будущем будут напрямую связаны с методами по защите окружающей среды. Новое законодательство касательно почв в Европе обеспечит юридическую защиту почв в каждой европейской стране. Дальнейший упор на почвозащитные методы в сельском хозяйстве приведут к необходимости внедрять и развивать системы No-till.
  No-till – самовосстанавливающаяся сельскохозяйственная система, которая соответствует экономическим потребностям фермеров, учитывает обеспокоенность потребителей и сокращает пагубное воздействие на окружающую среду. Европейским фермерам исключительно необходимо внедрить самовосстанавливающиеся недорогие системы, чтобы оптимизировать рентабельность своих ферм. ЕФПЗ должна играть ключевую роль в грядущие годы, помогая продвигать и внедрять систему No-till в Европе.

Готлиб Баш,
Европейская федерация сберегающего земледелия,
Джон Герафти, Бернард Штрайт и Вольфганг Стерни

 

 

 


Спецпредложение

     Предлагаем разработку "Индивидуального инвестиционно - технологического проекта технологической реструктуризации сельскохозяйственного производства", включающего: технологический аудит, анализ выявленных нарушений, подбор наиболее эффективных технологий, технологические расчеты по обоснованию мероприятий преобразования Вашего существующего производства в высокоэффективный бизнес (собственно технологической реструктуризации), а также разработку бизнес-плана реализации Проекта.

   Предлагаем консультационное сопровождение Вашего бизнеса до выхода на проектные показатели по продуктивности земли и животных, себестоимости производимой продукции и уровню рентабельности предприятия в целом.