+7 (967) 233-32-50
                viktoriy-agro@bk.ru

Заказать обратный звонок

Измаильский А.А.

                                                                             ГЛАВА 8

 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ МОИХ  ИССЛЕДОВАНИЙ   ВЛАЖНОСТИ   ПОЧВ.   ПРЕЖНЯЯ   И   НАСТОЯЩАЯ СТЕПЬ.     СРАВНИТЕЛЬНОЕ    ЗНАЧЕНИЕ   ТОЙ    И    ДРУГОЙ В   ВОПРОСЕ   НАКОПЛЕНИЯ   ВЛАЖНОСТИ   В   ПОЧВЕ

 

Все   мною   до   сих пор   сказанное   может быгь сведено к   следующим положениям:

1. Влажность почвы зависит от вида и   строения   поверхности, почвы едва ли  не   больше,   чем   от   количества   атмосферных осадков.
2.  При одном и том же количестве атмосферных осадков, но при различном культурном состоянии почв, одна из них ежегодно будет обогащаться влагой, а другая, напротив, все более и более будет высыхать.
3.  Увеличение запасов влаги в почве зависит главным   образом: а) от условий, затрудняющих сток атмосферной воды с поверхности почвы;  б) от условий,  способствующих проникновению этой   влаги внутрь почвы; в) от условий, защищающих поверхность почвы от высыхания.
4.  При  благоприятном  сочетании  указанных условий  верхний уровень грунтовых вод должен значительно подниматься  над  уровнем водонепроницаемого слоя. Чем благоприятнее эти условия и чем продолжительнее они действуют, тем ближе уровень грунтовых вод будет от поверхности почвы.

    В тех случаях, когда грунтовые воды лежат глубже 12 аршин [8,5 м], влияние их на влажность верхнего слоя почвы, а следовательно и на ее растительность, ни в коем случае не может быть значительным, так как на пространстве от поверхности до грунтовых вод нередко встречаются слои почвы несравненно более сухие, чем верхние слои. Так, при своих исследованиях я встречал почву [горизонты] на глубине 7 аршин [5 м], содержавшую лишь 8,5% [влаги].

   При таких условиях насыщенный парами воздух, поднимаясь от уровня грунтовых вод и встречая на своем пути столь сухую почву, необходимо должен будет отдать часть своей влаги этой почве и уже достигнет верхнего слоя при такой степени влажности, при которой он не в состоянии будет увеличить влажность верхнего слоя. Если принять во внимание, что такие перемещения воздуха из глубоких слоев в более верхние скорее должны иметь место осенью и зимой, вследствие охлаждения верхних слоев почвы, то наше замечание приобретает еще большее значение, так как обыкновенно в это время верхние слои почвы несравненно влажнее более глубоких слоев почвы и передвижение влаги в почве совершается в это время чаще всего сверху   вниз,   а   не обратно.

    Весьма вероятно, что при более близком расположении грунтовых вод от поверхности почвы влажность верхних слоев должна поддерживаться на счет влажности глубоких слоев, что должно совершаться не только путем капиллярности почвы, но и путем образования внутренней  росы. Считаю нужным здесь заметить, что мои многочисленные определения влажности почвы не дают мне никаких оснований к тому, чтобы я мог допустить образование внутренней росы в верхних слоях почвы в количестве сколько-нибудь значительном. Утверждая это, я имею в виду ту местность, в которой производились мои исследования. В тех местах, где уровень грунтовых вод ближе к поверхности почвы, там, несомненно, верхние слои почвы в состоянии увлажняться на счет влажности более глубоких слоев. Мне хорошо известно, что в таких местностях, даже в период сильных засух, росы не прекращаются. Особенно это явление хорошо знакомо местным крестьянам, которые за такие земли предлагают баснословные цены.

   Несомненно, что с понижением уровня грунтовых вод соответственно уменьшается и значение их для культурного слоя почвы.

   Нами было указано, что теперешняя степь находится в наименее благоприятных условиях для накопления в ее почве влаги. Правильнее признать, что в теперешней степи все условия сочетались наивыгоднейшим образом для ее иссушения.

    При существующих условиях степь должна была неминуемо высохнуть. В летописях нашей степи, вероятно, уже давно годовой расход влаги едва балансирует с годовым ее приходом. Если же принять во внимание: а) что рельеф поверхности нашей степи все более и более изменяется в зависимости от изменения культурного ее состояния; б) что это изменение в значительной степени способствует стеканию атмосферных вод с поверхности почвы, и что, чем сильнее и быстрее совершается этот сток, тем, в свою очередь, рельеф степи подвергается более сильным изменениям,-то становится несомненным, что в дальнейшей истории наших степей годовой приход влаги должен постепенно уменьшаться, и, соответственно с этим, уровень грунтовых вод должен будет все более и более опускаться.

     История свидетельствует, что сравнительно еще недавно степь была покрыта гигантской растительностью, в которой мог скрываться всадник, а по свидетельству знатока наших южных степей, И. Палимпсестова, местные старожилы еще помнят, когда сырая земля лежала не глубже одного аршина [71 см], а грунтовые воды находились на глубине от 6 до 9 аршин [4,3-6,4 м]. Теперь же в тех же Херсонских степях вода в колодцах находится на глубине от 15 до          20 саженей [32-42,5 м], причем она нередко соленая. Многие литературные указания подтверждают, что иссушение степи произошло чуть не на глазах местных старожилов. Этот факт сравнительно недавнего обеднения грунтовыми водами наших степей можно считать вполне установленным, и разногласие является лишь в объяснении причин этого явления. Как на главную причину, некоторые указывают на происшедшее будто бы изменение климата в этих местностях, которое стоит в связи, по их мнению, с уничтожением лесов. Вполне согласен, что леса имеют громадное влияние на климат; но до сих пор мы еще не имеем никаких оснований предполагать, что степи южной России изобиловали лесами, и что, наконец, климат этой местности действительно  изменился.  Те метеорологические данные, которые мы находим у Веселовского, Шмидта и Вильда, едва ли дают нам право признать существование такого изменения климата.

    С другой стороны, нам известно, что юг России еще во времена Геродота был обширной степной равниной, по которой леса тянулись лишь вдоль берегов рек. Эги леса и до сих пор еще отчасти сохранились. Во всяком случае влияние этих незначительных лесных полосок, сравнительно с остальной обширной степной поверхностью, на климат местности трудно допустить. Мы только что видели, в какой громадной зависимости находится влажность почвы от культурного состояния ее поверхности и рельефа этой последней.

    Посмотрим, не произошло ли чего-либо в истории наших степей, благодаря чему условия, прежде способствовавшие накоплению влаги в почве, в настоящее время настолько изменились, что скорее уже способствуют высыханию этих степей.    Еще в 1882 г., на основании своих исследований влажности почв в Херсонской губернии, в своей статье «Влажность почвы в связи с культурным ее состоянием» я высказал следующее предположение: «Прежняя степь со своей гигантской растительностью должна была иметь для края не меньшее значение, чем то, которое признается теперь  за  лесами».    В настоящее время, по прошествии 10 лет, в течение которых я почти непрерывно продолжал заниматься исследованиями влажности почв, я должен сказать, что высказанное мною предположение вполне подтвердилось последними моими исследованиями.

    Очевидно, что степь, покрытая сплошь непролазными ковылями, а местами обширными зарослями бобовника, дерезы и степной вишни, совершенно иначе относилась к выпадающим атмосферным осадкам, в какой бы форме эти осадки ни являлись, чем настоящая степь. Ливни, столь разрушительные для настоящих степей, в прежнее время не только не вредили им, но, напротив, обогащали их почву влагою на значительную глубину. Мне приходилось бывать весною в таких девственных ковыльных степях, и, несмотря на то, что я уже был, так сказать, подготовлен встретить в такой степи могущественный фактор обводнения почвы, виденное мною превзошло все мои ожидания. В то время, когда реки уже прошли, по дорогам уже неслась пыль, а в поле торопились с посевом, чтобы захватить дорогую весеннюю влагу, в ковыльной степи еще местами белел снег, а почва в этой гигантской заросли была настолько сыра, что проезд по ней становился совершенно невозможным.    По уверению местных жителей, ковыльная степь даже в малоснежные зимы набита снегом.

    Но виденная мною степь еще не могла быть названа девственной степью, так как в значительной степени была сбита скотом. Настоящую же девственную степь, чтобы воспользоваться ею, как пастбищем, приходится предварительно выжигать.    Такая степь в настоящее время почти что не встречается. По уверению местных жителей, с распашкой и уничтожением ковыльных степей овраги значительно увеличились как в размерах, так и числом; благодаря им весенние воды с поразительной быстротой сбегают с поверхности почвы, оставляя ее почти сухой, а местные реки, прежде весною спокойно разливавшиеся, теперь кратковременным разливом своим производят ежегодно разрушения в местах, более 30 лет уже заселенных, жители которых в настоящее время принуждены переносить свои постройки на новые места, более защищенные от разлива реки.

    Таким образом, несомненно, что девственная степь обладала совершенно иными свойствами, сравнительно с теперешнею. Она была не менее приспособлена к использованию выпадающих атмосферных осадков, независимо от характера этих осадков, чем лесная почва. В девственной степи все условия благоприятствовали, как и в лесу, задержанию влаги и сохранению ее от испарения.   Для хозяина такая степь представляла многие неудобства: в ее гигантской растительности трудно было наблюдать за животными, а эти последние в старых зарослях ковыля с трудом добирались до мягкого снежного травяного подседа, наконец, обработка такой степи требовала больших усилий от хозяина, а полезные свойства этих первобытных степей хозяином не сознавались; поэтому немудрено, что хозяин как бы торопился освободиться от столь неудобных пространств; он палил степь, выбивал ее скотом, а затем распахивал; снявши несколько урожаев, вновь оставлял ее зарастать дикой растительностью, которую выбивал своим скотом, не давши достаточно окрепнуть.

   Совершенно понятно, что чем чаще и чаще повторялись подобные операции над степью, тем труднее и труднее она после них оправлялась и тем более ослабевала ее растительность, не достигая уже прежних гигантских размеров. Сначала исчезли кустарники, а затем ослабели заросли ковыля, вытесняемые другими растениями, покрывающими теперешнюю степь. Сокращение ковыльных пространств, на которых в течение чуть ли не всей зимы оставался скот на подножном корму, побуждало хозяина увеличивать зимние запасы кормов, а урожаи сена мало обеспечивали эти запасы. Таким образом, овцеводство и скотоводство постоянно встречали все больше и больше затруднений, что и привело к необходимости их сокращения и расширения площади посевов. В урожайные периоды это расширение посевов происходило с ненормальной быстротой. Оно производилось в ущерб качеству самих посевов, так как не соответствовало наличному инвентарю хозяйства. Благодаря тому же стремлению расширить площадь посевов, рало и буккер постепенно вытесняют плуг.

    Я лично наблюдал, как выгорали посевы в херсонских степях. Прежде всего желтели реальные посевы, а затем посевы, произведенные под буккер, и последними подгорали посевы, произведенные по плужной вспашке.    Один сколько-нибудь порядочный дождь превращал весь рыхлый слой буккерной вспашки в сплошную плотную массу, которая затем, при наступлении жарких дней, покрывалась многочисленными глубокими трещинами, благодаря которым быстро высыхали и более глубокие слои почвы, а корни растений оказывались, как бы в тисках, стиснутыми в этом плотном сухом верхнем слое почвы.    Немудрено, что при таких условиях культурные растения с трудом развивались, а бурьяны, более приспособленные к таким условиям, окончательно заглушали тощие посевы.

    Это стремление расширить площадь посева, даже в ущерб его качеству, наблюдается также и в Полтавской губернии, но в значительно меньшей степени, Чем в более южных степных губерниях. Посевы под рало не редкость в Полтавской губернии, а некоторые хозяева готовы даже утверждать, что именно такие посевы наиболее обеспечены от неблагоприятных условий.

    В нашей сельскохозяйственной литературе все чаще и чаще являются поклонники мелкой вспашки, особенно в последнее время. К сожалению, уже существуют примеры хозяев, отказавшихся от употребления плугов и заменяющих их буккером, сохою и даже ралом.    Мы уже видели, какое значение имеет глубокая обработка почвы для сохранения влажности, раз эта обработка произведена под зиму.

    Относительно значения глубокой обработки, произведенной весной, пока можно считать достаточно выясненным, что чём глубже вспахана почва, тем запас влаги в почве больше; по крайней мере, такой факт подтвержден как моими, так и всеми исследованиями влажности почв, произведенными на Полтавском, Херсонском и Богодуховском  опытных  полях.

    Считаю нужным указать, что нередко глубокая обработка при культурных опытах дает и отрицательный результат.   Здесь не место вдаваться в более подробные разъяснения по поводу столь модного в настоящее время вопроса, как следует пахать - мелко или глубоко, а потому я и ограничиваюсь лишь указанием на факт, доказанный всеми исследованиями: что большее количество влаги сохраняется в почвах глубоко обработанных.

    Стремление хозяев расширить посевную площадь, не увеличивая соответственно своего рабочего инвентаря и ухудшая качество обработки почвы, ни в коем случае не может быть отнесено к условиям, благоприятным для увеличения влажности почвы; напротив, указанное направление в обработке почв, несомненно, должно способствовать иссушению почвы.

    Климатические условия степной полосы России так мало благоприятствуют растительности, что, вероятно, степные растения лишь путем долгого приспособления завоевали эти пространства, изменяя постепенно свойства этой почвы.    Эти изменения, несомненно, шли в благоприятном направлении для развития степной растительности.    Главным образом эти изменения заключались в приспособлении поверхности почвы к использованию, с одной стороны, влаги ливней, с другой - весенней влаги.

    Мы уже видели, что чем сильнее и роскошнее степная растительность, тем более почва приспособлена к задержанию и впитыванию атмосферных осадков. Человек же, пользуясь этой степью для своих хозяйственных целей, всеми своими культурными мерами постепенно приводил ее в такое состояние, которое ничего общего с прежней степью не имеет. Он лишил ее гигантской растительности и уничтожил тот толстый войлок из отмерших растительных остатков, который, как губка, всасывал воду и прекрасно защищал почву от иссушающего действия палящих солнечных лучей и неимоверной силы ветров. Лишив степь веками накопленного войлока, он лишил растительность главнейшего орудия в борьбе с неблагоприятными условиями местного климата. Степь утратила возможность задерживать на своей поверхности снег, который теперь легко сносился с нее малейшим ветром, оставляя поверхность совершенно лишенной снежного покрова, благодаря чему весною почва высыхала нередко раньше, чем успевала оттаять на полную глубину.

    Весенние ручьи на почве, бедно прикрытой- растительностью и не защищенной губчатым слоем, превратились в бурные потоки, свободно роющие степь и ежегодно увеличивающие сеть естественных осушительных каналов.    Летние ливни оказывали еще более разрушительное действие на поверхность такой степи. Влага этих дождей почти не проникала в почву, бурно стекая с ее поверхности и лишь увеличивая размеры оврагов и вызывая образование новых.    Как действуют эти овраги на иссушение земли, укажу на [показывает] следующее мое наблюдение: пестрые глины, которые служат у нас непроницаемым слоем для грунтовых вод, вблизи оврагов до того сухи, что нередко на всю свою толщу пронизываются многочисленными трещинами, превращающими их в рассыпчатую массу, напоминающую собою скорее дресву, чем глину.

    Понятно, что на такой глине проникшая до нее атмосферная влага уже не в состоянии задержаться и пройдет в нижележащий, совершенно водопроницаемый, слой песков. Я сказал, что подобное явление замечается в глинах пока лишь вблизи оврагов; но несомненно, что при условиях, неблагоприятных для проникновения атмосферной воды в почву, указанное высыхание  должно распространяться все дальше и дальше от оврагов, в глубь степи. В конце концов может случиться, что пестрые глины превратятся из водонепроницаемого слоя в водопроницаемый, и, в таком случае, исчезнет теперешний горизонт грунтовых вод, которые уже будут встречаться глубже белых песков.

    Итак, степь в настоящем ее виде можно считать совершенно неприспособленной к борьбе с характерными и неблагоприятными чертами нашего степного климата. Она уже не может, как могла прежде, использовать всю атмосферную влагу, выпадающую в виде снега и дождя, и при этом несомненно, что та часть атмосферной воды, которую почва не успевает всасывать, из года в год должна увеличиваться благодаря тем прогрессирующим изменениям поверхности почвы, о которых мы говорили выше.

    Уменьшение же количества всасываемой почвою атмосферной влаги равносильно уменьшению атмосферных осадков, так как человеку важно не то количество влаги, которое выпадает в данной местности в виде атмосферных осадков, а то количество этих осадков, которое успевает всасываться почвою.

    Если мы будем продолжать также беззаботно смотреть на прогрессирующие изменения поверхности наших степей, а в связи с этим и на прогрессирующее иссушение степной почвы, то едва ли можно сомневаться, что, в сравнительно недалеком будущем, наши степи превратятся в бесплодную пустыню.

     Если еще живы те старики, которые помнят степь, покрытую гигантской растительностью, то отчего же не допустить, что наши ближайшие потомки будут вынуждены выселяться на новые места благодаря окончательному превращению наших степей в безводную пустыню?

     Заканчивая описание истории иссушения наших степей, я позволю себе повторить тот вывод, к которому пришел еще 12 лет тому назад, в начале своих исследований над почвенной влагой в Херсонской губернии: «То или другое культурное состояние почвы, в котором последняя находится в течение целого ряда лет, приводит эту почву или к иссушению, когда годичный приход влаги едва покрывает годичный расход ее, или, наоборот, к накоплению влаги в глубоких слоях почвы, когда, за покрытием годичного расхода, в почве ежегодно Остается от выпавшей атмосферной влаги более или менее значительный остаток». Если сделанное предположение верно, то нет основания прибегать к вопросу об изменении климата в крае, чтобы объяснить обеднение последнего грунтовыми водами и часто повторяющиеся неурожаи от засухи, так как культура степей коренным образом изменила отношение почвы к выпадающей атмосферной влаге, и прежнего количества атмосферных осадков, при настоящих условиях, оказывается недостаточно на покрытие годового расхода почвенной влаги.

<<<--- Назад                Далее:  Глава 9 --- >>>

 

Спецпредложение

     Предлагаем разработку "Индивидуального инвестиционно - технологического проекта технологической реструктуризации сельскохозяйственного производства", включающего: технологический аудит, анализ выявленных нарушений, подбор наиболее эффективных технологий, технологические расчеты по обоснованию мероприятий преобразования Вашего существующего производства в высокоэффективный бизнес (собственно технологической реструктуризации), а также разработку бизнес-плана реализации Проекта.

   Предлагаем консультационное сопровождение Вашего бизнеса до выхода на проектные показатели по продуктивности земли и животных, себестоимости производимой продукции и уровню рентабельности предприятия в целом.