+7 (967) 233-32-50
                viktoriy-agro@bk.ru

Заказать обратный звонок

Философ поля

                                К 108-летию со дня рождения Терентия Мальцева

      В приветственном слове к его 90-летию, а это было 10 ноября 1985 года, один ученый, перефразируя слова В.Ленина о Л.Толстом (до этого графа не было мужика в русской литературе), сказал: «До этого мужика не было философа в нашем земледелии». Замечено очень верно.

      Кто он, полевод Терентий Мальцев? Хлебопашец? Ученый? Государственный деятель? Чтобы ответить утвердительно на эти вопросы, надо писать большую книгу. Сам-то Терентий Семенович говорил о себе без рисовки: «Как я был мужиком, так мужиком и остался, но мужиком грамотным».

     В ЭТОЙ легендарной личности сфокусировалась судьба русского крестьянства со всеми его великими заслугами и трагическими потерями. С одной стороны, полевод Мальцев удостоился всех наград и почетных званий: две Золотые Звезды, более дюжины орденов и медалей, бронзовый бюст в родном селе. Все эти почести и награды вполне заслуженные, и деревенский народ воспринимал их как должную оценку представителю «крестьянского класса», который был принесен в жертву индустриализации отсталой страны, что сделало ее спасительницей человечества от порабощения германским фашизмом. Но, с другой стороны, несмотря на пятьсот с лишним заголовков книг, журнальных и газетных статей о жизни и трудах Т.С. Мальцева, его научное и практическое наследие еще не изучено со всех сторон, не осмыслено и потому еще не освоено.

     Сам «грамотный мужик» понимал свое время и свою роль в его событиях совсем не так, как об этом рассказывали журналисты. Судьба подарила мне возможность находиться рядом с Терентием Семеновичем более 20 лет. Как-то однажды, а это было в конце 80-х годов, он так по-отечески, душевно внушал мне, что я «немного раненько родился, чтобы заниматься моим делом». И посоветовал: «Поэтому не надо ни писать, ни даже говорить об этом. Время само поставит все на место - истина восторжествует».

     Хотя такое время уже наступило, но до торжества истины понадобится немало времени к тому полвеку, что уже прошли, как истина родилась. Полевод Терентий Мальцев сумел опровергнуть теоретический постулат, на основе которого более ста лет формировалась земледельческая наука. А практическое земледелие ведется и до сих пор!

     Многие из нас видели, как тракторист пашет землю, переворачивая пласты почвы. Спросите у агронома: «Зачем поднимать зябь?» Из ста агрономов девяносто девять ответят: «Чтобы земля лучше родила».

     А полевод Мальцев еще полвека назад заявил на всю страну: «Плуг на пашне - не добро, а зло». И практически это доказал на полях колхоза «Заветы Ленина», что под Шадринском Курганской области.

     Тем, кто сомневается в этом, предлагаю совершить экскурсию до Пензы, потом проехать еще километров восемьдесят на северо-восток в Мокшанский район и побывать на полях крестьянского товарищества «Пугачевское». В документах оно оформлено как «Товарищество-на-Вере».

     В этом хозяйстве 5 тысяч с небольшим гектаров пашни. Урожайность зерна стабильная: 35-40 центнеров с гектара. Себестоимость одного килограмма намолоченного зерна всего лишь 40-50 копеек. Вот уже 15 лет, как с полей хозяйства ушли плуги. Нет плугов ни конструкции Сакса, ни канадского плуга, названного у нас плоскорезом. Еще одна сенсация: в хозяйстве не применяют ни минеральных удобрений, ни пестицидов (входят гербициды, инсектициды, фунгициды).

     - Да такого не может быть! - возразят агрономы.

     Но еще в феврале 1954 года полевод Т.С. Мальцев, выступая на Всесоюзном совещаниипередовиков сельского хозяйства, детально изложил обоснованную им теорию новой системы земледелия, где «УВЕЛИЧИВАЮЩИЙСЯ УРОЖАЙ БУДЕТ САМ УВЕЛИЧИВАТЬ ПЛОДОРОДИЕ ПОЧВЫ». Можно только представить реакцию сидящих в зале и за столом президиума, когда услышали такую «фантазию» из уст полевода. Но тогда никто, кроме самого «фантазера», не верил, что именно так и может быть в предложенной им системе земледелия. А сейчас все, кто побывал на полях хозяйства «Пугачевское», могут убедиться в том, что еще в начале 50-х годов прошлого века полевод Т.С. Мальцев обозначил направление для земледелия XXI века.

     У читающего эти строки обязательно появится вопрос: «А как быть с сорняками, если не применять химическую прополку?» Сама природа в «Пугачевском» помогает их пропалывать. Пожаловавшей на пензенскую землю канадской делегации пугачевцы предлагали тысячу долларов за снопик сорняков, если они его наберут. Не было сорняков на мальцевских полях. В 1954 году, после экскурсии, один агроном сделал потрясающее в то время заявление: «Если бы за каждый найденный здесь сорняк мне платили по рублю, то я бы не заработал себе и на обед...»

     Если перейти от «фантазий» к конкретной агротехнике на полях «Пугачевского», то она складывается из весьма доступных для всех земледельцев приемов. Убирают зерновые комбайном с измельчителем соломы, рассыпавшись по стерне, она так и лежит там до весны!.. А весной, когда невспаханная почва подсохнет, поле обрабатывается обычным культиватором КПЭ-3,8. По мере всходов сорняков культивация проводится 2-3 раза. Таким образом сохраняется накопленная с осени влага и уничтожаются сорняки.

     Сев ведется безрядковой сеялкой. О подобной сеялке (по методу дедовского лукошка) мечтал полевод Терентий Мальцев, но она так и осталась для него несбыточной. Сейчас такую сеялку выпускают в Самаре на заводе «Сельмаш». Безрядковая сеялка бросает на квадратный метр не более 300 семян зерна, тогда как привычная всем рядковая - 600-700.

     Осталось «рассекретить» и применяемую в «Пугачевском» схему севооборотов. При сильной засоренности пашни освоен четырехпольный севооборот: 1) чистый пар, 2) озимые после культивации, 3) чистый пар, 4) озимые после 3-4 культиваций. А так трехпольный севооборот: 1) чистый пар, 2) озимые, 3) яровые.

     Можете представить состояние пишущего эти строки, когда он где-нибудь под Челябинском или Курганом видит, как трактор тянет за собой отвальные плуги конструкции Сакса, которые переворачивают пласты почвы. Если земля сухая, за плугами дыбятся глыбы-чемоданы. Так и хочется крикнуть: «Где тот агроном, что велит так пахать? Это же преступление!» Разумеется, возгласы негодования остаются внутри меня. Понимаю, что агроном не виноват, ему не дали необходимых знаний ни по почвенной микробиологии, ни по практическому земледелию без применения ядохимикатов.

     Что касается минеральных удобрений, то сам полевод Терентий Мальцев не отрицал их положительной роли и рассматривал как оборотный капитал для приумножения основного, т.е. путем наращивания с помощью «минералки» растительной массы можно повышать уровень почвенного плодородия. Эта тема сугубо агрономическая, оставим ее для специалистов. Читателям будет более интересен рассказ, как «дело» Мальцева, вначале официально вознесенное до апогея, потом постепенно было спущено до перигея, проще говоря, утоплено.

     НАЧНУ с того, что если бы в сельхозинституте курс общего земледелия читал преподаватель - искренний поклонник мальцевского земледелия, согласно учебной программе, он имел бы возможность рассказывать студентам о таком земледелии не более 25-30 минут. За весь период обучения! А надо, как минимум, 40-60 часов. Академическая наука официально не опровергала мальцевского земледелия, но в то же время официально и не поддерживала.

     Одной из причин такого странного «нейтралитета» стали строки постановления Всесоюзного совещания, состоявшегося в августе 1954 года в селе Мальцево. Началом такого небывалого «деревенского» совещания послужил приезд в мальцевский колхоз Н.Хрущева. Это было 14 июля 1954 года. Около пяти часов генсек, как самый придирчивый контролер, дотошно обследовал все поля, побывал во всех местах, указанных его рукой на карте. Вид пшеницы, ровной, густой, колосистой, стоящей стеной, как пелось тогда в песне, так взбудоражил эмоциональную натуру Никиты Сергеевича, что он не один раз подбрасывал свою шляпу в воздух, чтобы полюбоваться, как она ложилась на колосья, словно на стол.

     Скорый на принятие решений генсек дал команду провести в мальцевском колхозе Всесоюзное совещание, мол, пусть приедут специалисты, руководители, посмотрят - чему-нибудь да научатся, и подготовка к совещанию буквально закипела. Военные саперы быстро соорудили по образцу ангара для полевого аэродрома клуб на 300 мест.

     Совещание открылось 7 августа 1954 года. Вместо приглашенных 300 человек приехало более тысячи. С той поры и пошло массовое паломничество на мальцевские поля, где за 2,5 года побывало около 3,5 тысячи человек.Совещание длилось три дня. Писатель Валентин Овечкин опубликовал 15 августа на страницах «Правды» свои впечатления о том совещании, озаглавив их «Победа нового». Ошибся писатель: для победы нового земледелия требовались прежде всего и новые знания. Еще в то время академик А.Несмеянов учил: «Знать - значит победить». Потому тогда даже сам «виновник» совещания не вник в содержание тех нескольких строк в постановлении совещания, ставших потом преградой на пути нового земледелия.

     Но об этом по порядку.

     Научной частью совещания руководил президент Всесоюзной академии сельхознаук (ВАСХНИЛ) академик Т.Д. Лысенко. Он-то и был главным редактором текста постановления. Согласно его содержанию полевод Т.С. Мальцев становился автором нового метода обработки почвы и возделывания сельскохозяйственных культур, что потом закрепилось во всех энциклопедических словарях и справочниках.

     Вроде бы так оно и должно быть, если смотреть на то, что увидели участники совещания на мальцевских полях. А видели они уже действующую с начала 1950 года систему земледелия с пятипольным севооборотом, где четыре года поле не пашется плугом, а лишь обрабатывается дисковым лущильникам на глубину до 8 см. На пятом поле - черный пар. Вот он-то и пашется плугом, но безотвальным, в виде лемеха, прикрепленного к обтекаемой стойке. Конструктор такого плуга - сам полевод Т.С. Мальцев. И разработанное им земледелие он назвал безотвальным.

     Как он пришел к идее безотвального земледелия? Терентий Семенович не то что курса по почвоведению не закончил, вообще не учился в школе ни одного дня, но был настолько «грамотным мужиком», что писал на диво красивым почерком без грамматических ошибок, со всеми знаками препинания.

     В некоторых публикациях утверждалось, что в личной библиотеке полевода, насчитывавшей 6 тыс. томов, были все философские произведения, изданные на русском языке. Конечно, это преувеличение, но самое основное из мирового философского богатства хранилось в его книжных шкафах.

     Феноменальная память Терентия Семеновича отличалась такими же феноменальными способностями диалектического мышления с редким природным даром наблюдательности. Все это помогло «грамотному мужику» сначала усомниться в научных обоснованиях необходимости глубокой отвальной вспашки якобы из-за того, что растения - наши кормильцы: рожь, пшеница, овес, ячмень и другие - являются исключительно лишь потребителями и разрушителями почвенного плодородия, проще говоря, грабителями. Поэтому их и надо сбрасывать на дно борозды.

     Гениальность открытия полевода Т.С. Мальцева в том и заключается, что он снял необоснованную вину с растений - наших кормильцев и путем философских размышлений и наблюдений пришел к выводу, что наши кормильцы-растения тоже способны повышать плодородие почвы, если их не запахивать на глубину, а оставлять в верхнем слое почвы, что и делает сама природа.

     Чтобы не мучить читателя научными изысками, можно так пояснить открытие полевода: накопление плодородия почвы происходит не в анаэробных условиях (без доступа кислорода), а происходят в условиях аэробных (с доступом кислорода). Вывод: плуг с отвалом - враг хлебопашца. А безотвальный плуг конструкции Т.С. Мальцева можно рассматривать как переходный образец от плуга Сакса до поля без плуга вообще.

     Почему мальцевское земледелие не вышло на поля? Как и почему академик Т.Д. Лысенко не совсем верно сформулировал открытие полевода Мальцева? На эти вопросы документальных ответов не найти. Но порассуждать для установления истины просто необходимо.

     Сам автор открытия причину не совсем научной формулировки «дела» Мальцева объяснил так кратко: «Так ведь не на свое приехал смотреть». Это он про Лысенко. Такое «резюме» - уже ключ к разгадке.

     К середине 30-х годов колхозный полевод Терентий Мальцев становится известной личностью в масштабе страны. Ученый-новатор по «социалистической переделке растений» Т.Д. Лысенко оказывает 40-летнему колхознику всяческое внимание и незаметно берет под свою опеку. Все, что говорит ученый, полеводу понятно, сразу запоминается и становится руководством к действию.

     А вот с академиком Н.И. Вавиловым не получилось взаимопонимания. Целых три часа потратил ученый не «подковку» элементарными знаниями понравившегося ему деревенского опытника. Но, как вспоминал впоследствии Терентий Семенович, из той беседы он так ничего и не понял.

     Зато сотрудничество с Т.Д. Лысенко становилось все более доверительным, как между учителем и способным учеником. Особенно в годы войны и в конце 40-х годов, когда президент ВАСХНИЛ Т.Д. Лысенко, разгромив биологическую науку, убедил правительство, что зерновую проблему можно решить в ближайшем будущем, если освоить посевы ветвистой пшеницы, а для солонцеватых почв вывести ее солелюбивые сорта. Заняться практическим решением такой авантюрной затеи (иначе назвать нельзя) президент академии поручил полеводу Мальцеву.

     Чтобы Терентию Семеновичу не мешали заниматься выполнением задания, Лысенко пишет письмо лично Сталину с обоснованием организовать опытную сельхозстанцию при колхозе. И летом 1950 года почта принесла в село Мальцево правительственный пакет с постановлением об организации такой станции «для проведения опытов полеводом Мальцевым» со штатом из трех человек: директора, его заместителя и завхоза. Внизу стояла личная подпись самого И.Сталина (не факсимиле!).

     Таким образом полевод Т.С. Мальцев получил мандат, гарантирующий ему абсолютную неприкосновенность от всех уполномоченных и местных руководителей. Постановление гарантировало также право быть хозяином колхозной земли.

     Какие есть у нас доказательства, что было именно так? Возьмем первый номер журнала «Огонек», вышедший в 1949 году. На обложке - фотография полевода при всех наградах и значках лауреата Сталинской премии и депутата Верховного Совета СССР, который рассматривает сноп ветвистой пшеницы. Это как ответ Лысенко, что его делом занимаются. Но надежды академика на ветвистую пшеницу не оправдались. Солелюбивый сорт тоже не получился.

     Зато небывалые в то время урожаи пшеницы на непаханой земле (более 20 центнеров) стали объектом постоянного внимания не только киножурналов, центральных газет, но и высоких партийных руководителей, что в итоге и привело к созыву Всесоюзного совещания.

     Просматривая фотографии, сделанные в дни того триумфального в жизни полевода совещания, можно заметить, что ни на одной из них Терентий Семенович не улыбается, везде он с напряженным взглядом, задумчив, в состоянии ожидания чего-то недоброго. До такой степени мучили полевода мысли о своей вине перед академиком Лысенко за невыполненное его поручение. Вышло так, что ученик заплатил черной неблагодарностью своему учителю.

     Не было проявлений радости и у учителя за успех мирового уровня его ученика. Возможно, это и стало причиной такой размытой научной формулировки открытия полевода. Даже сам заголовок его доклада на совещании «Новая система обработки почвы и посева» программировал будущую формулировку и не мог пойти без одобрения или подсказки академика.

     Как бы там ни было, но Терентий Семенович в беседах не позволял никогда и никому говорить что-либо хулительное в адрес академика Т.Д. Лысенко. Свое мнение об этом человеке полевод определил такой фразой: «Когда был нужен, вознесли до небес; стал не нужен - сбросили в канаву».

     НАДО попытаться понять и положение самого президента ВАСХНИЛ на совещании в августе 1954 года. За год до этого в колхоз приехала научная экспедиция АН СССР в составе сотрудников Института физиологии растений, Института микробиологии и Почвенного института. Лысенко возглавлял «Малую Академию» и не мог позволить себе пойти «революцией» на «Большую Академию», не все представители которой были согласны с мальцевским направлением в земледелии. Если физиологи все-таки отметили некоторые положительные факторы в жизни растений в условиях нового земледелия, то почвенники не высказались «за». Иначе и быть не могло, когда все их научные звания были добыты плугом с отвалом при глубокой борозде.

     Физиологи поработали еще один - третий сезон в 1955 году, почвенники ограничились всего лишь двумя сезонами, после чего в журнальных статьях начали публиковать отрицательные доводы по безотвальному земледелию. Зато микробиологи нашли для себя золотой клад на мальцевских полях.

     Институт микробиологии послал молодого выпускника Тимирязевской сельхозакадемии Игоря Вострова, проработавшего пять сезонов рядом с полеводом - с 1955 по 1959 год. Поставленные им опыты показали такие перспективные результаты, что в 1957 году в село Мальцево приезжал сам директор Института микробиологии лауреат Сталинской премии академик Е.Н. Мишустин.

     Работой молодого биолога постоянно интересовался и полевод. Часто брал его с собой «путешествовать» по полям, просил рассказывать, как живет его «скотинка». Так полевод называл почвенные микроорганизмы. А потом слушал и... зевал, будто спать хотелось, Терентий Семенович не понимал того, чего не видели его глаза, но в каждую поездку в Москву заходил к Е.Н. Мишустину, чтобы узнать лабораторные «новости».

     Добытые Игорем Востровым материалы стали темой его научной диссертации, и в 1959 году он становится кандидатом биологических наук. Но к тому времени полевод Мальцев был осужден Н.Хрущевым как «пшеничный аристократ», что для «Большой Академии» стало сигналом тревоги, и молодого ученого-биолога переводят на другую работу, да на такую, что его кандидатура рассматривалась в ЦК партии.

     В судьбах Игоря Вострова и Терентия Семеновича есть много схожего. Оба - одаренные личности со многими талантами: это любовь к земле, стремление знать ее «наизусть», страсть к чтению книг - по ночам молодой биолог читал вслух, а полевод слушал - оба способные рисовальщики, что помогало вовсестороннем исследовании интересующего их предмета. Высокообразованный выпускник Тимирязевки, расшифровав невидимую для глаз жизнь почвенных микроорганизмов, поставил на научную основу все то практическое, что «придумал» полевод на пашне.

     Если бы все добытое ученым-биологом за пять лет исследований было опубликовано в начале 60-х годов и нашло применение на полях колхозов и совхозов, случилось бы то, что так беспокоило Н.Хрущева после осмотра мальцевских полей. Перед посадкой в самолет до Москвы он сказал в присутствии всех провожающих: «Если бы в стране все работали, как товарищ Мальцев, случилась бы катастрофа - хлеб некуда было бы девать».

     История помнит, что катастрофы не случилось. Уже к середине 60-х годов СССР стал закупать хлеб за границей, и в немалом количестве. Пo мнению Игоря Сергеевича Вострова, а ему пошел уже 74-й год, одна из главных причин распада СССР - плачевное состояние колхозно-совхозного сельского хозяйства, что привело к продовольственному дефициту. Любовь народа к своему правительству формируется из того, как и чем оно кормит его, и насколько разнообразно кормит. И научная диссертация биолога давала ответы на вопрос: как и чем надо «кормить» нашу землю-кормилицу, чтобы выращивать на ней необходимое количество продовольствия?

     Написанная на основе диссертации статья стала достоянием читателей только спустя 30 лет, когда ее опубликовал журнал «Вестник сельскохозяйственной науки» (№ 1, 1989 г.). В редакции пролежала год, до этого автор принес рукопись в редакцию «Известий АН CССР», где ее постигла участь «пропавшей грамоты».

     Заголовок статьи говорит о ее содержании: «Национальное использование микроорганизмов для повышения потенциального плодородия почв». На основе опытов автор установил, что процесс накопления плодородия в верхнем слое глубиной до 6 см в 24 раза активнее, чем в слое ниже глубины 14 см. Запахивание растительных остатков на глубину вызывает процесс брожения с образованием ядовитых веществ, губительных для будущего урожая. А внесение измельченной соломы в верхний слой почвы с добавлением небольших доз азота уже на второй год дает прибавку урожая на 35 процентов.

     Пока что КПД фотосинтеза в земледелии на уровне 1,5-2 процентов. Из насыщенного органикой поверхностного слоя почвы углерода выделяется в 2-4 раза больше, чем при глубокой «культурной» вспашке с оборотом пласта. Известно, что фотосинтез активнее протекает при повышенном содержании углерода в воздухе.

     Все это - результат деятельности почвенных микроорганизмов. Эту «скотинку» академик В.И. Вернадский назвал могучей биологической силой на планете Земля, создавшей сначала растительный покров на ней, а потом и саму почву. В статье биолога И.Вострова есть такие строки: «...земледелие - самое большое микробиологическое производство на земле...». И в земледелии XXI века агроному с современной подготовкой не может быть места - его заменит агроном-микробиолог, способный управлять составом и характером почвенного населения, стимулируя деятельность полезных видов. Например, микробов-антагонистов против корневой гнили и других болезней или тех видов микробного сообщества, которые повышают урожайность. О перспективах резервов применения микробиологии в земледелии можно судить по полевым опытам, поставленным И.Востровым в 80-х годах в хозяйствах Орловской, Липецкой, Белгородской областей, где сумел поднять урожайность вдвое, а на Кубани получил 130 центнеров риса с гектара.

     У ЧИТАТЕЛЯ может возникнуть вопрос: «Почему Терентий Семенович не помог ученому-биологу выйти со своими научными наработками в ЦК партии? Чтобы ответить, надо вернуться в ноябрь 1954 года, когда полевод так измучился терзаниями из-за своей вины перед Лысенко, что заболел и попал в кремлевскую больницу, где известный на весь мир пациент пробыл до весны. Это время было использовано им с максимальной возможностью для переиздания полезных для сельского хозяйства книг.

     Об одной такой книге следует рассказать особо. Один американец из штата Мичиган, прочитав публикации о состоявшемся совещании по изучению безотвального земледелия, прислал в адрес Министерства сельского хозяйства на имя Т.С. Мальцева бандероль с книгой Э.Фолкнера «Безумие пахаря», изданной в США в 1943 году. В сопроводительном письме адресат заметил, что автор книги делал то же самое, что делает и полевод, но не объясняет, почему он так делает. Американец, видимо, был из преподавателей колледжа, и его интересовала теория мальцевского земледелия.

     Когда Терентий Семенович познакомился с содержанием американской книги, сразу же позвонил близко знакомому ученому из НИИ сельского хозяйства, в совершенстве владевшему английским языком, и предложил ему подготовить рукопись перевода. Получив рукопись, полевод добился включения в план Сельхозиздата, о чем ему письменно сообщили летом 1956 года.

     Тираж «Безумия пахаря», если судить по тому времени, был небольшим и почему-то весь отправлен в один книжный магазин, что на Садовой Черногрязской. Приехав в Москву, Терентий Семенович сразу же поспешил в магазин, чтобы «купить Фолкнера». Когда спросил у продавщицы, та ответила: «С этим «Безумием пахаря» творилось какое-то безумие. Приезжали на машине одни и те же люди, брали сразу по 300-400 экземпляров, увозили, снова возвращались. За день все книги купили».

     «Крестному отцу» полезного издания можно было установить организатора фактического изъятия из продажи книги Э.Фолкнера, но он пошел по другому пути: убедил директора издательства напечатать дополнительный тираж «ввиду большого читательского спроса». Чтобы не повторилась акция «безумия», все книги из того тиража были отправлены в периферийные книготорги.

     Но к тому времени началось повсеместное «кукурузное» наступление на паровые поля. Н.Хрущев буквально принуждал полевода отказаться от парового поля в разработанном им севообороте. Нельзя было не подчиниться директивной установке: план - закон.

     Полевод пошел на мужицкую хитрость: стал сеять кукурузу по 12-15 зерен в гнезде с междурядьями в два с лишним метра. В натуре поле выглядело зеленым с черными аллеями, которые обрабатывались, как пар. При этом урожай зеленой массы получался не ниже, чем при «законном» посеве.

     Но Никита Сергеевич зорко следил за «происками» несговорчивого полевода и специально посылал своего уполномоченного проверить на месте дошедшие до него слухи о неуважении полевода к «королеве полей». Отсюда и кличка «пшеничный аристократ», пущенная генсеком с трибуны большого совещания.

     После присвоения такого «звания» все недоброжелатели, а среди академиков их было немало, негласно получили «добро» на дискредитацию мальцевского земледелия, и уже к концу 60-х годов по их рекомендациям были сняты с производства все земледельческие орудия конструкции Т.С. Мальцева. Важно отметить одну немаловажную особенность в общественном положении полевода с начала 70-х годов и до его кончины 11 августа 1994 года. Про Терентия Семеновича постоянно писали центральные газеты, пусть и с повторением одного и того же, снимались телефильмы, было много радиопередач. Деревенский народ его боготворил за то, что рассказывает правду. И когда в честь 80-летия в 1975 году Терентий Семенович был награжден второй Золотой Звездой, деревенские жители встретили эту весть с одобрением, мол, давно пора, а то все себе вешают.

     И в то же время его главное «дело» - безотвальное земледелие - потихоньку уходило с полей. На смену ему рекомендовалось почвозащитное земледелие с интенсивными технологиями. А это - обязательное применение больших доз минеральных удобрений и ядохимикатов. В рекомендациях по такому земледелию уже не упоминалось про повышение почвенного плодородия. Насколько то земледелие не соответствовало научным разработкам биолога И.Вострова, можно судить по показателям урожайности в Курганской области - на родине полевода. Когда на пашне работали по «методу Мальцева», средняя урожайность зерновых поднялась до 19 центнеров с гектара (по области!). Собирали до 3,5 млн. тонн зерна.

     С уходом с полей мальцевского земледелия и приходом вместо него захимизированных технологий урожайность стала падать и к концу 80-х годов снизилась до 6 центнеров с гектара. Почва настолько омертвела, что грачи перестали ходить за плугами.

     Было бы неверным показать личность Терентия Семеновича Мальцева как потерпевшего поражение на хлебной ниве. Он был настолько мудрым провидцем и верил, что придет такое время и истина восторжествует. И когда отошел от деятельности полевода, свой огромнейший авторитет направил на борьбу с пьянством, за сохранение природы и был единственным в своем роде депутатом Верховного Совета РСФСР, к которому мог запросто прийти в дом любой гражданин из любого уголка страны. Об этой стороне деятельности депутата Т.С. Мальцева газеты не рассказывали, чтобы не «смущать» избирателей.

     Надо сказать несколько слов и о том, как Т.С. Мальцев пытался спасти от развала СССР путем реформ в организации управления сельским хозяйством. Еще в начале 1965 года предлагал взамен централизованного планирования ввести единый земпродналог для хозяйств и тем самым предоставить им право быть хозяевами земли.

     С подобным проектом обращался полевод и к М.Горбачеву, просился к нему на прием. Скользкий Михаил Сергеевич вроде бы соглашался, если найдется время. Буквально ускользал вьюном от встречи с деревенским ходоком за столом в кабинете.

     В 1992 году Т.С. Мальцев удостоен звания «Почетный гражданин России». Это признание того, что судьба самого выдающегося крестьянина России - это и судьба самой России. Жизнь и труды гениального полевода остались для нас и будущих поколений как завещание сберечь Россию.

"СОВЕТСКАЯ РОССИЯ" N 125 (12468), четверг, 6 ноября 2003 г.
Григорий ЛЕОНТЬЕВ, Челябинск.
Фото автора

Спецпредложение

     Предлагаем разработку "Индивидуального инвестиционно - технологического проекта технологической реструктуризации сельскохозяйственного производства", включающего: технологический аудит, анализ выявленных нарушений, подбор наиболее эффективных технологий, технологические расчеты по обоснованию мероприятий преобразования Вашего существующего производства в высокоэффективный бизнес (собственно технологической реструктуризации), а также разработку бизнес-плана реализации Проекта.

   Предлагаем консультационное сопровождение Вашего бизнеса до выхода на проектные показатели по продуктивности земли и животных, себестоимости производимой продукции и уровню рентабельности предприятия в целом.