+7 (967) 233-32-50
                viktoriy-agro@bk.ru

Заказать обратный звонок

Новости

« НазадНазад

Михаил Драганчук: Актуальное интервью 20.04.2015 14:08

     Проблема многих людей, которые уже давно работают в аграрном бизнесе в том, что они думают, что будут работать в этом бизнесе и завтра. Но если они не изменят своих взглядов, на их место придут новые люди. Ярким примером нового поколения аграриев является Виктор Кухарчук, директор по производству компании Trigon Agri.
    Он всесторонне развит, открыт, досконально знает свое дело, очень увлеченно занимается им, доходит до самых тонкостей в выращивании сельскохозяйственных культур. Виктор не только задачи, но и умеет воплощать в жизнь самые амбициозные планы. Так, например, он ставит перед собой задачу не просто добиваться стабильных урожаев, а получать стабильно высокие урожаи. Все эти качества помогают ему успешно внедрять технологию No-till на полях компании, в которой он работает.

Кухарчук-1  

 

   Михаил Драганчук:

-   Виктор, Расскажите о своей компании.

-  Мы работаем в Украине и России. В Украине у нас 47 тысяч. И в России у нас 40 тысяч гектаров. Это очень засушливый регион – это практически Калмыкия. В Украине, это дочерняя компания «Трайгон Фарминг Харьков», мы работаем в трех регионах – это Харьков, Кировоград, Николаев. В Харьковской области у нас 32 тысячи, 5 тысяч – в Кировоградской и в Николаевской – 10. То есть все три региона у нас разные. В каждом регионе у нас свой севооборот в зависимости от климата и от того какое количество осадков мы можем получить, под это и рассчитаны культуры.

-  Побывав на ваших полях, я видел насколько предметно и глубоко Вы занимаетесь технологией No-till. Как ваше предприятие пришло к этой технологии?

-  Сначала были экономика и экономия, а потом уже влезло в голову, что землю нельзя использовать неправильно. Потом уже началась литература. Сначала как бы пробовали экономить. Но сказать, что есть поле и сказать, что есть No-till, потому что не пашешь – это неправильно. Надо почувствовать, что этот кусок поля готов, он живой, его надо оживить, его надо подготовить – как минимум его надо выровнять.

-   Как давно пришло это решение?

-   Я пришел в компанию 6 лет назад, там даже слова не было об этом. Там была закуплена техника под No-till, были и плуги, которыми пахали. Перед посевом, например, дисковали на 10 см, потом сеялку Great Plains запускали, и она сеяла на 10 см, потому что она иначе не может. Вот оттуда и начинались все проблемы, потому что мы не могли получить качественную классную пшеницу.
   Это первое. Потом, когда провели первый год, мы увидели, что есть проблемы с перезимовкой. Отсутствие растительных остатков, отсутствие стерни привело к тому, что у нас были потери рапса и даже пшеницы. Мы начали задумываться, что хочет пшеница, что хочет рапс и как уйти от всех рисков, которые есть у каждой озимой культуры.
   Разобрали все риски, мы их определили 13. И под этот каждый риск мы сделали вывод, что лучше No-till ничто другое так не сохраняет каждую культуру, т.е. рапс и пшеницу. Потом под это уже смотрели по нормам высева и срокам высева. Просто мы не увеличивали количество техники, а уменьшали и сместили сроки посева, соответственно изменили норму высева. Если говорить об озимой пшенице, то мы начинаем сеять с 1,5 млн./га.

-   А почему сроки смещали?

-   Для того, чтобы растянуть сроки посева.

-   Не хватало техники?

-  Технику можно было бы докупить, но в этом не было смысла. Кроме того, у нас были разные предшественники. Был рапс озимый или яровой, соя и подсолнечник. Ясно, что соя и подсолнечник – это средние и поздние сроки посева, рапс – ранние. Получается, мы заходили в рапс, потом ранняя соя, ранний подсолнечник, и так двигались до конца. Мы эффективно использовали сеялки, эффективно использовали людей и все моторы, какие у нас были. Можно было бы докупить еще 4 трактора, 4 сеялки и сеять в сроки от 5 до 25 сентября, но сеять с 3 млн. и выше. Это тоже деньги.
   Мы изменяли сроки, нормы высева - соответственно логистика меньше, химия меньше, семена меньше. Мы получали очень сильную пшеницу. Да, надо инсектицид дополнительно, но это 2-3 доллара на гектар - это копейки просто.

-   Вас не пугали вредители, которые неизбежны при ранних сроках сева?

-  Вредители могут пугать в самых южных регионах, если говорить о разных мухах. Тут такой проблемы не было. Это первое. Второе – я скажу так, что муха может сделать для пшеницы, у которой есть 5-6 стеблей? Ну убьет первый.
    Потом мы посмотрели. У нас был такой случай в Ставрополье – был ранний посев и не знаю почему, муха выбрала одно поле и процентов 70 пшеницы она просто убила. Что было делать? Пересевать? Решили – давайте посмотрим, что будет.
   Что произошло? Она убила доминанту – главный побег. И то, что мы делали регуляторами роста весной, выравнивая пшеницу - она, получается, убила первый побег и пшеница начала интенсивно куститься и все колосья были на одном уровне.
   Мы собрали самый большой урожай на этом поле. Парадокс! И поэтому раньше я очень сильно переживал за осеннюю муху. Если есть повреждение пшеницы осенью 10 %, то оно ничего не влияет на величину урожая, потому что больше проблем создают весенние вредители. Если клоп пробьет растение колоса, то у тебя уже вообще колоса не будет. У нас здесь было больше проблем, поэтому клопа мы держали строго.
    А если у нас на ранних посевах, которых у нас 25-30 %, были повреждения вредителями до 5 %, я не вижу в этом проблемы. Потому что муха, как правило, летает в теплую погоду – это осень, +15-18°, после обеда до 4 часов дня у нее интенсивный лет. Получается, если мы заходим с опрыскивателем, то мы можем поймать ту муху, которая на лету. Если есть яйцо, то она уже убила. Но пшеница, если муха убивает центральный стебель, начинает очень интенсивно куститься. Нам самое главное было сделать сильную корневую систему, и чтобы она начала сильно куститься. Корневая система соответствует срокам роста пшеницы – чем дольше растет пшеница, тем лучше развивается корневая система. Но нужно было сделать корневую систему, которая проникнет с осени как можно глубже и получить вторичную корневую систему.
     Не просто – первичная корневая система, колеоптиле. У нас колеоптиле вообще не было. Пшеница сеялась на глубину 1,5-2 см – сразу первичная корневая система, потом 3 листа, кущение и сразу вторичная корневая система. Мы ушли от проблемы выпирания за счет мощной корневой системы. Еще в этом вопросе помогают растительные остатки. Чем их больше, тем медленнее прогревается почва. Я не скажу, что это 20-30 дней. Но даже 2-3 дня играют большущую роль, потому что ты переживаешь все это. 2-3 дня этот риск, 2-3 дня – другой. Получается, ты сглаживаешь все. Вот на этом микро молекулярном уровне мы уже сыграли.
     Я знаю точно, что мы посеем пшеницу и она у нас вся перезимует, независимо от того чем мы сеяли – сеялка, разбрасыватель, когда мы сеяли. У меня есть гарантия, что мы не потеряем пшеницу. Самые большие потери у нас могут быть по рапсу в апреле. В конце апреля – 9°, - 10° уже при цветении рапса мы можем потерять какую-то площадь в низине где стоял мороз, или наверху где ветер продувает. На поле 100 га, мы можем 5 га потерять в низинах. Но это не потери полей, ни потери массивов - не глобально.

-  Когда летом я был у вас на полях, видел участки, на которых закладываются опыты. Обычно производственники ждут рекомендаций от науки и просто их выполняют. При этом обычно они говорят – мы сотрудничаем с наукой. Вы делаете ту работу, которая должна делать наука. Почему?

-  Сельскохозяйственная наука отстала на много лет. Даже не отстала, а она просто идет в другую сторону. Чем они могут аргументировать свои опыты, если они никогда не видели No-till сеялки и в опытах по нулевой технологии используют обыкновенную сеялку. Или наука всегда говорила, что нужно сеять пшеницу на глубину 5-6 см, а в реальности получалось 7-8 – при этом это уже все, смерть для пшеницы. Она вылазит наверх и уже не думает, как произвести потомство, а думает, как выжить самой. А самое главное произвести большое здоровое и тяжелое потомство. Больших детей. Так просто.
    Опытов очень много и самое основное – это найти тот квадратик в этих опытах, который будет для анализа, а что было лучше всего в этом году и в этой климатической зоне. В чем проблем сельского хозяйства в этих регионах, где мы работаем – мы никогда не знаем, когда наступит критический период. Почему Европа получает высокие урожаи каждый год? Только технология? Да, они получают 6 т, через 10 лет получают 6,5 т. Еще 10 лет – 7 т. Еще 10 – 8 т. У них нет такого, чтобы один год получили 4 т, следующий 8 т, затем 6 т, 3 т. У них нет такого. У них есть стабильный климат, стабильные осадки, стабильная температура, стабильный ветер или отсутствие ветра лучшего всего. У них можно все спрогнозировать.
    У нас же получается, что ты никогда не знаешь, что у тебя будет. Как у нас реакция на посевы? Мы видим, что у нас все посевы с зимы выходят примерно одинаковые, то есть хорошо раскущенные, плохо раскущенные, даже шило, когда уходит в зиму. Потому что все зависит от того, когда и сколько у тебя пройдет дождя.
     Все получают одинаковую норму азота первый раз. Потом мы как бы сидим «в засаде» и смотрим - по Интернету передают дождь — вот здесь. Мы выводим все разбрасыватели, селитру перед дождем и после дождя один день – этот массив закрыли.
     Ага, если азота больше, значит надо соответственно пересчитывать защиту, потому что есть первый фунгицид и все должно быть здоровое и чистое, нет смысла кормить, лечить. Как в детском саду. Если заболел – в больницу, вернулся обратно и снова в строю. Так и у нас, есть массив, он должен получить первую базу все одинаково. Потом мы сидим и смотрим – ага, мы видим пшеница хорошо раскущена – надо два регулятора роста. Соответственно у нее будет больше болезней, потому что меньше продувается. Пшеница, которая позже - надо послабее фунгицид. Обязательно, но послабее. И надо меньше норму. Надо азот для активного роста и регулятор для интенсивного кущения.
     Подтянули. Дождь прошел. Что нужно делать? Нужно делать большой колос. Что надо для большого колоса? Надо сделать как можно больше вегетацию. Для этого надо хороший фунгицид и надо самый поздний азот, чтобы протянуть вегетацию уже самого колоса именно после цветения. Чем дольше пшеница будет расти после цветения, чем дольше будет зеленая, тем больше будет зерен в колосочке. А получается, как - 50 зерен в колосе или 75 – 50 % разницы в урожае. А разница в урожае. Масса зерна с поля 30 г и 40 г – еще 25 % урожая. Если все это умножить, вот тебе, пожалуйста, 30-40 % урожая. То, что берется реально за месяц.

-  Как будто все просто?

-  Да, все просто. Очень просто. Я видел колос, в котором 150-170 зерен. Он был весь в болезнях. Это были запущенные опыты в Чехии. Я не поверил своим глазам – в колосочке было 10 зерен. Я подумал, что не так? Почему все говорят – 2, 3, максимум – 4. Начал все это разбирать. Получается такой парадокс – пшеница цветет с центра колоса. Все говорят, что цветение пшеницы, как правило, 2-3 часа. Она цветет от 2-3 часов до 3-4 дней. И получается, что первый колосок отцветает и пока отцветет последний проходит 3-4 дня. В первом колоске в середине колоса формируется 10, в следующем – 8-9, потом - 6-7 и сходит вверх до 3. Получается, что 4 дня продолжения вегетации формирует вот такой потенциал урожайности. Значит, что нужно было сделать? Нужно было продлить как можно больше вегетацию. Мы это делаем. Мы уже восемь зерен получаем в центре.

-  Получается, все что вы делаете – это желание продлить вегетацию, чтобы раскрыть потенциал пшеницы?

-   Да, и при этом не обязательно иметь на квадратном метре все в колосьях. У меня был такой случай – приехали друзья, сели в комбайн, едем вдвоем. Пшеница по подсолнечнику, поздняя. Мы тянули вегетацию специально, делали колос. И мы когда молотили, я чувствовал как колосья падали на стол жатки. Был будто такой звук: бух, бух … Они были такие тяжелые! И самое главное, что было видно землю – было очень редко. И мы собрали там по 5,5 т/га. Я задаю себе вопрос: а если было бы в 2 раза больше колосьев? Это 10 т! Предела нет! В этом году мы готовили много полей, чтобы получить десяточку. А получили - 9,24. Это лучший результат по полю. Было много полей от 7,5 до 8,5. Это были просто массивы, где такая урожайность.

-   Когда ставишь максимальные задачи, получаешь максимальные результаты?

-  Самое главное, надо ставить перед собой большую цель, тогда в нее легче попасть. Или если ты хочешь жить так, как никогда не жил – тебе придется делать то, что ты никогда не делал. Есть какие-то правила, по которым я лично живу. Их много, таких правил. Если разобраться, мы сделали такой симбиоз – бизнес и сельское хозяйство. Да мы используем землю, как и все ее используют, но у нас земля живая. Есть, конечно, и свои проблемы. При No-till самый сложный севооборот – это когда есть озимая пшеница и озимый рапс.

-   А какой у вас севооборот?

-   Пшеница – рапс – пшеница – подсолнечник – пшеница – соя. Подсолнечник – это большие деньги и хорошие результаты в каждый год. Рапс – это первые деньги и всегда стабильная цена. Форвард, все покупают. Соя – это страховая культура. Если повезет – 2,4-2,5 т/га, если не повезет – 1,7-1,8 и она может сгореть. Если в пик цветения и налива жара – просто сбрасываются стручки и все. Она чистая, вымахивает 1,5-1,8 м, но не хватает массы – зерно очень мелкое.

-   А сколько осадков в вашем самом засушливом регионе?

-  В этом году с 1 января до июня у нас было 270 мм, к нам приезжали из одной компании, у которой за этот же период было 540 мм. Они все проверили, проехали по нашим полям и задали нам вопрос:

-  Мы не можем понять, у нас в 2 раза больше влаги. Скажи, почему у нас нет такой пшеницы как у тебя?

-  Проблема тут в чем? Это не только осадки. Я считаю, что осадки – это второстепенное, самое главное – это температура и ветер. Я был в Англии, когда 2 месяца не было дождя. Они мне показали – 7 мм в прошлом месяце, 12 мм – в этом. Для них это засуха. Я посмотрел поля пшеницы – там было от 6 до 12 т точно. Спрашиваю: - Как это может быть без дождя?

-   А вот так. Я просыпаюсь утром – вообще ничего не вижу, все в тумане. Туман в 12 часов только начал рассеиваться. Температура 16°. Зачем дождь? Мы у себя играем реально только на разнице температур. Днем может быть +40° и хорошо, если ночью опустится до 20°. Мне уже этой росы, этого движения влаги в почву хватает, чтобы просуществовать день – два – три - пять и дождаться хотя бы того, чтобы понизилась температура. Потому что для пшеницы самый комфорт – 18-25°. Это совсем другая технология. У нас меньше болезней, у нас больше вредителей. Все зависит от региона и климата.

    Мы в прошлом году сработали одним фунгицидом и такой минимальной нормой, что просто никто не верит, что может быть так. Просто не надо было давать второго – мы все получили, мы получили свой класс, мы получили качество, мы получили количество. Зачем было загонять затраты? Кроме того, фунгицид же агрессивный. Он не просто лечит, он и на культуру действует. Получается, мы работаем минимальными нормами, но сработали превентивно по ожидаемым болезням. Потому что пошел дождь, мы перед этим сработали и защитились и от фузариоза зерна, колоса, сняли начало мучнистой росы. Ржавчины у нас и не было. Все получилось, мы попали в точку, как и надо.
    А в среднем у нас от 350 до 500 мм осадков. Но как они выпадают? У нас может быть за месяц 100 мм, а полтора месяца жарит. А для того чтобы пшеница умерла, ей достаточно 3 – 4 дня. 40° градусов днем и если 25° будет ночью, то влага просто не успеет сформироваться в почве, и пшеница ее просто не потянет.
    Если раскопать корневую систему пшеницы в период восковой спелости или уже окончания восковой спелости, то увидим, что вся основная масса корней 10-12 см. Если при той густоте, что сеется, разберете корень, то будет просто несколько волосочков. И если вы посмотрите на стебель, какое соотношение корней и стеблей – как этот волосочек может потянуть?

    У нас была такая стратегия – сформировать корневую систему, которая будет реально сосать воду, где вода больше всего задерживается из-за конденсации. То есть, было сделано проветривание специально севооборотом, чтобы воздух заходил в почву. Горячий воздух заходит в почву, почва холоднее, конденсация. Горячий воздух оставляет влагу, он охлаждается, уходит вверх. И снова такой кругооборот. Но дело в том, что эта влага не задерживается на 10 см, потому что разница температур на поверхности почвы и на 10 см, она настолько минимальная, что там конденсация не получается. Конденсация – где-то от 50 см. И наша цель была сформировать такую корневую систему, которая сможет доставать влагу хотя бы 2-3 дня. Это не панацея, но это все равно результат. Три дня продлили, а вдруг повезет и там пройдет какая-то роса.

   И как бы ни было, это не один шаг и не одно действие в No-till. Это комбинация операций, севооборотов, норм, сроков, сортов, обработок, необработок, семян, почвы, глубины посева. Это просто целая комбинация, которая сложилась в цепочку. Но самое главное – если люди в это не поверят – ничего не получится.

-  Вы выращиваете рапс. Какие урожаи?

- Мы бюджетируем рапс 1,8 т/га. Получаем в зависимости от года от 1,6 до 2,2. Есть лучшие поля, которые дают 2,6. Но это не зависит ни от сорта, ни от гибрида. Как мы сеем рапс? Мы выращиваем сами семена. Сеем его сеялками без удобрений. Сеялка проходит по полю и проходит как штригель, для того чтобы сделать хоть какую-то мульчу, чтобы оно не засыхало. На 2-3 см она проходит, высевает рапс. Но самое главное – сегодня убираем пшеницу, желательно завтра максимум сеять рапс. Потому что через два дня уже поздно.

- Самый интересный момент. Многие люди, которые получают высокие урожаи пшеницы, считают, что при No-till невозможно сеять рапс из-за большого количества соломы на поле. Люди не знают, как справиться с соломой, получить всходы.

- Первое, один из элементов No-till – это менеджмент соломы. Если в комбайне нет резки, или она есть, но там некачественные ножи, если нет половоразбрасывателя, то все поля будут полосатыми. Полова еще больше вредит, чем солома. Приведу пример – как раньше хранили пшеницу в Казахстане, и даже в Украине. Просто сыпали курган, шел дождь. Часть половы, потому что она легкая, лежала всегда сверху. И полова вместе с пшеницей делала 3-4 см корку. Потом пшеница могла лежать полгода, год, потому что сверху образовался вот такой слой. Потом подъезжали, сверху все разгребали и оттуда брали качественную пшеницу.  Это точно также, только еще хуже. Потому что там полова с пшеницей, а здесь чистая полова. И полова, как только туда попадает вода, служит такой коркой как плита. Ты не можешь туда посеять, потому что не можешь разрезать ее, а вминаешь ее. А самое главное, чтобы не подвесить семена – должен быть контакт с почвой. Тебе надо положить под это все – а это проблема. То есть, первое что надо, это менеджмент соломы и менеджмент половы.

-  Относительно высоты соломы для посева рапса. Есть мнение, что она должна быть как можно меньше. А есть мнение, что как можно больше. Ваше мнение?

- Есть много мнений относительно высоты среза, длины соломы. Если у тебя правильная пшеница, правильная густота, 500-600 растений, то каждые 10 см соломы – это 1 тонна соломы на гектар. Получается, что если у тебя 20 см стоящей соломы, то 2 т соломы на гектаре ты уже не разбрасываешь. Если у тебя правильно выращенная пшеница, то она должна быть, как индикатор, чуть-чуть выше колена. Это от 60 до 70 см у тебя должна быть высота пшеница, потому что, если правильный колос, он нагибается вниз, и ты теряешь вот эти 10 см, которые тебе нужны для того, чтобы загрузить комбайн, тебе надо подать много пшеницы в комбайн, чтобы он не был пустой. И ты должен опускать жатку, чтобы побыстрее идти. То есть чем больше опускаешь жатку, тем больше соломы через себя. А чем больше соломы через себя, тем больше соломы нужно правильно распределить по полю. Первое, нужен такой комбайн, который равномерно распределит солому на ширину захвата жатки. И дальше, есть разные мнения относительно длины соломы после комбайна. Если есть резка, у тебя никогда не будет длинной соломы. Есть такое правило – длина соломы от 3 до 5 см должна быть около 70% от общей массы и 30 %, ровно пополам, может быть короче и длиннее.
     Солома после уборки еще живая, если она длинная – ее можно скрутить, но она не сломается. Ей надо время чтобы эта солома высохла и могла хорошо раздробиться, стала трухлявой.
     Какой здесь может быть вариант? Мы делаем десикацию пшеницы и заходим в уборку на 4-5 дней раньше. Это позволяет нам при наших площадях уборки сэкономить еще 5-6 комбайнов. При этом солома уже готова, она хрупкая. Легко измельчается и разбрасывается. Там как пыль стоит. Потом и рапс легче сеять.
    В чем еще проблема соломы? Солома – это целлюлоза. Для того, чтобы она перегнила, ей нужен азот. Мы не даем азота. Она берет свободный азот. Свободный азот забирает, значит, рапс должен искать, чем жить. Он будет искать долго. Значит, что делаем? Надо дать ему больше жизни. Мы дали рапсу на месяц больше жизни – сеем на месяц раньше оптимальных сроков. Убираем и сразу сеем, тем самым ловим влагу.

-  В какие сроки это происходит?

-  Середина июля.

- Вас не пугает, что это как бы рано?

- Рапс растет по-разному. Если все нормально – рапс быстро всходит. Но когда он начинает расти, у него получается дефицит азота. И он замедляется в росте. Потом мы ждем, чтобы хотя бы у 60 % рапса на поле было 3-4 листа, и применяем регулятор роста. Мы сразу прижимаем его к земле. Как растет рапс? Он растет горизонтально. Как только рапс касается листьями друг друга, он сразу поднимает листья и начинает расти к солнцу. Вот именно в точку соприкосновения мы должны внести регулятор роста. И тогда он просто ложится на землю. Мы получали рапс с 20 листьями. Точка роста была по 3 см. Все говорят, что надо 5, 10, 30 растений на квадратном метре. Но если у нас будет 2 таких растения на квадратном метре – они потом такую массу формируют! Как правило, потом еще потом идут спящие точки.

- Вы сеете своими семенами. Нет ли соблазна посеять погуще?

- Мы сеем 1-1,2 млн./га. Потому что, есть провокационные всходы. Он может взойти, потом идет засуха и он пропадает. У нас такое часто бывает – он прорастает, мы можем его потерять, потом пошел дождь и прорастает тот, который не пророс в первый раз.

- А если условия будут благоприятными и все взойдет?

- Так чтобы при No-till рапс взошел весь одновременно – так не будет точно. Потому что будут доминантные растения. Если рапс даже взойдет на 3-4 дня раньше, он все равно забьет тот, который будет позже. Это будет внутривидовая конкуренция, лишнего рапса там точно не будет. Там не будет поля, на котором будет 100 растений на квадратном метре. Никто вокруг нас рапс не сеет, все смотрят на нас и не понимают, что мы делаем. В этом году мы выращивали даже яровую пшеницу. Мы выравнивали структуру посевов, так как не успели посеять по подсолнечнику озимую пшеницу. Получили 4,4 т/га. Ровные поля по 5,2 т мы закрылись – это при всего-навсего 160 кг селитры. Там, где были склоны, глина – получили 3,5-3,8. Все говорят, там никогда озимой не было, а тут яровая! Ну, в этом году повезло! Выстрелило. 1 класс.
   Попробовали в этом году сорго. Тоже прикольная культура. Закрылись по 7 т/га в зачете. И продались хорошо. Получается, что сорго может быть альтернативой кукурузе.

-    А кукуруза что дала?

-   Мы в Харькове не сеем кукурузу. Здесь один год можно получить 7 т, другой год – 2 т, третий – 5 т. Мы все это посчитали. Я не готов к этому, когда не знаешь в какой год что получишь. И не хочу позориться ни перед людьми, ни перед собственником. Вся кукуруза у нас выращивается в Кировоградской области, получаем от 7 до 11 т.

-  На нуле?

- Нет, там нуля нет. Нулевая технология у нас в Харькове, Николаеве и Ростове.

Всю кукурузу мы сместили в Кировоград, там кукуруза идет по кукурузе. Там элеватор. Мы считали все: логистика, вал зерна, средняя урожайность по компании. Мы высчитывали всякие разные варианты, которые будут эффективны и экономически выгодны для компании.

Нельзя сказать – надо No-till, или надо пахать, или надо рыхлить. Надо сделать такую систему, чтобы это было бизнесом.

Почему пашет Англия? Самая большая проблема там – черный овес. Они просто не могут справиться с травой. Если с ней не справился, то урожайность пшеницы будет максимум 2 т. Если уберешь. Одна панацея – поздний посев и закопать черный овес.

По Харькову мы ничего обрабатываем, кроме противопожарных полос.

-  Для достаточно крупной компании, которая находится в разных почвенно-климатических условиях - какой была ваша стратегия к выбору технологии? Как вы для себя определили, где No-till, а где другие технологии?

-  Кировоград – наш лучший регион, в котором не такие сильные температурные нагрузки и где есть хоть какая-то гарантия постоянности осадков. Мы туда вывели всю кукурузу и делаем там как бы наш кукурузный пояс.

   Это бизнес. Нам надо получить много зерна. Кукурузу тоже можно выращивать на No-till, как и любую другую культуру, но надо сделать севооборот. У нас там всего 5 тыс. га. Если делать севооборот под кукурузу, надо минимум 4 культуры. Это надо и зерновые сеялки, и пропашные сеялки, и все, все, все. У нас там, на 5 тыс. га сконцентрировано 3 сеялки для кукурузы. Они отсевают кукурузу, потом они едут в Николаев и в Харьков отсевают дальше подсолнечник.

   Если нет севооборота, говорить о No-till не надо. Кукуруза имеет самое большое соотношение «вегетативная масса – корневая система». Если ты не подготовил почву под кукурузу, это не означает, что не взрыхлил, не вспахал, - севооборотом. Если она не зацепится хорошо за землю, ты не сформируешь вегетативную массу. Не получишь дружные всходы, не сформируешь вегетативную массу – у тебя нет кочана.

-   А если бы кукуруза у вас не доминировала, а была лишь одним из звеньев севооборота?

-   Нет проблем. Кукуруза по сое. У меня друг в Житомире, у него свой севооборот. Он работает вообще без удобрений, у него 100 % -й ноль. Соя-соя-соя-кукуруза-соя-соя-кукуруза-соя-соя-пшеница. Все без удобрений. Он получает своих от 2,5 до 3 т/га сои, от 6 до 7 т/га кукурузы. У него по экономике все очень хорошо играет, потому что у него одна сеялка. Посеял кукурузу, пошел в сою. Экономика очень крутая. Пшеницы у него очень мало, он сеет ее только для пайщиков. Это не его бизнес.

   Его бизнес – семена сои. Кукуруза – для севооборота, так как надо какой-то злак ввести, чтобы сделать перерыв между болезнями. 3 года соя нормально, потом чтобы не тратиться на фунгициды, он пропускает поле через кукурузу. И к тому же снова накапливает растительные остатки.

   Есть злаковые предшественники и есть широколистные. Широколистные не формируют большого количества растительных остатков на поверхности почвы. Если посмотреть – соя, подсолнечник, рапс. Подсолнечник достигают чуть ли не 3 м, а после его уборки – поле чистое. Нет ничего, только палки стоят. Но они же не закрывают землю. Формируют растительные остатки что лучше всего? Кукуруза, сорго и пшеница. Получается надо ими разбавлять севооборот, чтобы сформировать растительные остатки.

   Тут все также зависит от того, как быстро эти растительные остатки проходят нитрификацию и минерализацию. Эта зависит от того, как долго у тебя идут дожди и теплая погода. Мы изучали опыт No-till в различных странах. В Латинской Америке нитрификация очень быстро проходит. В прошлом году была кукуруза, сейчас подсолнечник - ты не знаешь что там посеяно было, ты не найдешь остатков, ничего уже нет. Они говорят, что у нас проблема, что такая быстрая минерализация, что на поверхности практически нет растительных остатков.

- А с другой стороны, значит, что бактерии работают.

- Это очень классно.

- У нас многие считают, что если на поверхности нет соломы, то это не No-till, а ерунда какая-то. Нужна подушка и т.д.

- Я не видел никогда подушки 10 см, тем более в Аргентине. Это не означает, что подушка должна быть из соломы. Подушка должна быть в голове.

Подушкой может быть почва. Это может быть мульча. Но самое главное, что эта мульча может быть 2 см. Не 5, не 6. Потому что мульчи такой не бывает. Это уже будет бетон после первого дождя.

Много нюансов. Настолько интересная тема, что ее нужно проходить как бы по пунктам. Из каждой недели жизни растений и погоды. Чтобы все сложилось в систему.

Например, глубина посева пшеницы. Это решающий фактор No-till. Все говорят, что для No-till нужна сеялка с давлением на сошник минимум 175 кг, а если 350 – то это вообще супер. Если ты используешь 350 кг, то ты не ноутильщик, потому что ты не подготовил почву. Почва – это живой организм, семена в нее должны просто легко залететь. И чем она живее, тем она больше похожа на губку. Там не обязательно будет много соломы. Это вся органика, это те же червяки, это твои корни, это все состояние.

- Когда летом я был на поле подсолнечника в вашем хозяйстве, я обратил внимание на то, что почва под ногами как бы пружинила.

- Это так и есть. Но есть еще поля, которые не пружинят. Значит, они еще не готовы. Мы подходим к каждому полю индивидуально. Если поле готово – ты чувствуешь это ногами, руками, ты чувствуешь это запахом. Есть поля, которые еще не пружинят. Есть поля, которые не готовы для No-till. И там ты можешь потерять. Наша цель была сохранить уровень урожайности при стабильном уменьшении затрат. Ко мне приезжал один парень. Мы приезжаем на поля, он все смотрит и говорит:

- Я как бы все понимаю, все прочитал. Я пробовал No-till, но я положил хозяйство.

У него урожайность упала в 3 раза. И говорит:

- Я обещаю, что приеду сюда еще 2 раза, чтобы на все это посмотреть в мае и в уборку. Именно на эти поля. Потому что я не верю, что вы это сделали. Я это начинал и знаю что это такое. Но я не верю, что вы это сделали и еще на таких больших площадях. Я не хочу сказать, что мы там какие-то профи, но мы и не дилетанты. Мы четко все анализируем. Потому что наша цель не стоит же – No-till или не No-till. Наша цель – быть стабильными. А стабилизация — это как? Это сколько ты тратишь и сколько ты готов ответить за результат. Нельзя в сельском хозяйстве заниматься без затрат. Самое главное – это контролируемые затраты и гарантированный урожай в каждом регионе.

То есть если я знаю, что у меня может быть проблема по подсолнечнику. Если у меня там будет все плохо по погоде – я знаю, что я получу по Харькову 2,5 т/га. Я и бюджетирую 2,5. Если у меня все будет супер – я получу 3,5 при тех же затратах. Как правило получаем тройку. Если есть массив, где все сложилось – получаем 4,5.

- Именно No-till позволяет достичь вашей главной задачи – стабильность и минимум затрат?

- Абсолютно. Пока что у нас все получается. Так как мы все оставили на No-till, то после уборки пшеницы, подсолнечника, сои мы не трогаем почву вообще. Даем отрасти там всему – сорнякам, падалице. Пусть растет! Потом, самое оптимальное, когда это все покрывает землю, вносим глифосат, дикамбу. И все остатки становятся коричневыми, ложатся на землю и закрывают ее. Многие люди в этот момент думают, что мы бросили землю. Конечно, выглядит это со стороны ужасно.

- А фактически у нас получается бесплатная покровная культура. Зачем тратить еще 5 л солярки, чтобы посеять 15 кг горчицы?

А потом ты приходишь на поле поднимаешь все эти растительные остатки, а там червяки не в почве, а ползают по поверхности и едят эти остатки. Там на 10 см квадратных по 10 штук сидит. Это больших, а мелких…

Весной часто мы хотим сеять, а не можем. Соседи сеют, а мы ждем. Надо чтобы почва ожила после зимы. Она должна быть готова физиологически, физически. Куда спешить? Если раньше спешили быстрее, чтобы влагу не потерять, то сейчас не спешим, потому что влаги немерено.

- Какими сеялками работаете?

- Разными. Все что было. Все с култерами. Подсолнечник сеем Gaspardo, Kinze, Crucianelli. Культуры сплошного сева сеем Great Plains.

Вел интервью Михаил Драганчук,
Республика Крым


Спецпредложение

     Предлагаем разработку "Индивидуального инвестиционно - технологического проекта технологической реструктуризации сельскохозяйственного производства", включающего: технологический аудит, анализ выявленных нарушений, подбор наиболее эффективных технологий, технологические расчеты по обоснованию мероприятий преобразования Вашего существующего производства в высокоэффективный бизнес (собственно технологической реструктуризации), а также разработку бизнес-плана реализации Проекта.

   Предлагаем консультационное сопровождение Вашего бизнеса до выхода на проектные показатели по продуктивности земли и животных, себестоимости производимой продукции и уровню рентабельности предприятия в целом.