+7 (967) 233-32-50
                viktoriy-agro@bk.ru

Заказать обратный звонок

Новая система земледелия. И.Е. Овсинский

Глава 7. Атмосферная ирригация 

    В 1876 году появилось в нашей литературе сочинение, которое заслуживало самого серьезного внимания со стороны общества. Но так как труд этот был оригинальным, а мы привыкли верить, что только компиляции из сочинений заграничных «авторитетов»  могут претендовать на первенство в нашей литературе, но труд этот был принят критикой весьма неприязненно. Не сожгли его на костре только потому, что этот простой способ разделываться с неприятными книгами вышел из употребления.

       Сейчас передо мной эти рецензии на книгу г. Бочинского, о которой идет речь: «О различной стоимости свеклы на сахар, ее производстве и обработке, а также об использовании атмосферных удобрительных веществ на основе нового метода обработки почвы».

       В этих рецензиях самонадеянность критиков соревнуется с их невежеством. Господа критики не желали знать, что если речь идет не о пустом рассказе или комедийке , а земледелии, которое кормит миллионы людей, то нужно очень осторожно высказывать свое мнение. Если бы книга г. Бочинского была бы принята иначе тогдашней критикой, и если бы содержащиеся в ней положения были оценены спокойно и разумно, то не один гектар земли остался бы в руках наших земледельцев, которые так старательно выпахивали сами себя из своих имений и продолжают выпахивать поныне.

       Глубокая вспашка держится в сахарозаводческих имениях, но печально выглядели бы эти имения со своей глубокой вспашкой, если бы прибыль от сахара не перекрывала убытков от нерациональной и дорогой глубокой вспашки. Банкротства и здесь случались бы каждый день так же, как и в хлебных хозяйствах.

 Владельцы сахарны заводов, богатеющие на  сахаре, а не на земледелии, кичатся своими плугами, запряженными 4 парами волов, что для обыкновенных смертных бывает практически недоступным. Счета прибылей от земли и от сахара перепутались и многие земледельцы, измученные низкими ценами на хлеб и дороговизной обработки, плохое состояние своих дел, по простоте души, готовы приписать тому, что они могут запрягать в плуг только 4 (самое большое 6) волов, тогда как запрягать их нужно 8. кроме того, чтобы земля дала хороший урожай. Ее нужно еще посыпать разными порошками.

      Господин Бочинский выступил против этого общепринятого положения, за что его книжка и была предана анафеме. Он обратил внимание на две чрезвычайно важные вещи: 1) что разница между температурой почвы и атмосферы на глубине 1,5 аршина, с мая месяца и до осени, может достигать 12° и больше вследствие чего в почве может обильно осаждаться роса из воздуха, 2) что вместе с росой почва может поглощать большое количество газов и пыли, находящееся в атмосфере. Следовательно, этим путем атмосфера может снабжать почву и влагой и питанием для растений.

       Из теперешних писателей обратил внимание на этот вопрос Розенберг- Липинский, но оно только затронул его, не разъяснив сущности. Наконец, по истечении более десяти лет после появления книжки г. Бочинского, на атмосферную ирригацию обратили внимание русские земледельцы, которым засуха дала о себе знать в наибольшей степени. В 1890 году в журнале «Вестник русского хозяйства» появилась интересная статья г. Колесова, в которой интересующий нас вопрос был рассмотрен подробнее.

        Господа Бочинский, Розенберг – Липинский и Колесов обращают внимание на то, что подземная роса может осаждаться в почве таким же образом как она осаждается летним днем на графине или стакане с холодной водой. Дело только в том, чтобы атмосфера имела постоянный доступ в почву и могла бы отдавать ей, как более холодной, свою влагу. Следовательно, первым условием атмосферной ирригации должна быть рыхлость почвы. Этот вопрос мы уже рассмотрели в одной из предыдущих глав.

         Вторым условием атмосферной ирригации является температура почвы, которая должна быть ниже температуры воздуха. Этому вопросу мы посвятили предыдущую главу.

          Наконец, третье условие это капиллярность почвы, потому что осаждающаяся в более глубоких слоях роса только тогда может быть полезной бактериям, окисляющим азот, когда силой капиллярности вода поднимается к верхним более теплым слоям почвы, ибо бактерии эти живут исключительно в верхнем слое.

          «Ферменты окисления азота, пишет Дегерен, весьма распространены в природе. Мюнту констатировал их присутствие не только в пахотной почве, но даже в местах совершенно не заселенных и даже на высоких гористых местах. Но несмотря на такое изобилие этих микроорганизмов на поверхности, ферменты окисления азота не проникают далеко в почву, а занимают исключительно ее верхний слой. На известной глубине их редко можно встретить, а еще глубже ферменты исчезают совершенно».

     Ввиду этого глубокая вспашка вдвойне вредна. Она зарывает бактерии туда, где они не могут жить, и уничтожает капиллярность и рыхлость почвы, вследствие чего в почве не возможны ни нитрификация, ни атмосферная ирригация.

       Мелкая двухдюймовая пахота, подкормленная действием полольника, превосходно гарантирует и нитрификацию и атмосферную ирригацию, потому что при такой обработке почва постоянно аэрируется, температура почвы в нижних слоях постоянно настолько низка, что атмосферная ирригация совершается энергично и, наконец, почва становится капиллярной, вследствие чего влага поднимается к верхнему более прогретому слою, где используется нитрифицирующими бактериями. Ночью верхний слой почвы охлаждается и конденсирует влагу, испаряющуюся из нижних слоев. Здесь характерно, что конденсация влаги в верхнем слое происходит только тогда, когда верхний,  мягкий (и сухой) слой почвы не больше 1,5-2 дюймов. Если почва взрыхлена глубже, роса не конденсируется (П.А. Костычев «Обработка чернозема»).

       Рассмотрим процессы, которые в самую большую засуху обеспечивает почву атмосферной влагой. В воздухе всегда содержится определенное количество влаги. Причем теплый воздух содержит влаги больше, чем холодный. Количество влаги, которое может содержать воздух при различной температуре, определено Дальтоном в следующих величинах:

Температура воздуха, °С

Количество воды, г

Температура воздуха, °С

Количество воды, г

0

4,60

40

54,9

5

6,53

41

57,9

10

9,17

42

60,1

15

12,70

43

63,7

20

17,40

44

67,4

25

23,6

45

71,4

30

31,5

46

75,2

31

33,4

47

79,2

32

35,4

48

83,3

33

37,4

49

87,8

34

39,6

50

92,1

35

41,8

55

119,0

36

44,1

60

150,0

37

46,5

70

233,0

38

49,1

100

760,0

39

51,9

 

 

Если теплый воздух насыщен водяными парами, то самое незначительное понижение температуры сейчас же вызывает конденсацию этих паров в виде росы. «Точка росы» - температура, при которой водяные пары превращаются в капли. Она будет тем выше, чем больше относительная влажность воздуха (отношение фактического содержания воды в воздухе к максимально возможному содержанию при данной температуре). И наоборот, чем меньше относительная влажность воздуха, тем ниже будет и точка росы.

       Так как редко бывает, чтобы воздух был полностью насыщен водяными парами, то земледелец должен стараться, чтобы разница между температурой воздуха и почв, по крайней мере, в более глубоких слоях, была бы значительной, иначе роса из воздуха не будет конденсироваться.

        По г. Бочинскому, разница температуры воздуха и почвы достигает в течение лета 12° и более, что вполне гарантирует осаждение росы. Дело только в том, чтобы почва была капиллярна. Только при этом условии роса из глубины может подниматься вверх и использоваться окисляющими азот бактериями и растениями. Глубокая вспашка уничтожает капиллярность почвы и тем самым делает невозможным продуктивное использование атмосферной ирригации.

        Господин Колосов приводит следующие наблюдения за температурами почвы, полученные в Тифлиской обсерватории.

 Как видим, температура в верхнем слое в часы, когда солнце наиболее активно, выше, чем температура воздуха на высоте 1,5 м. проникая через верхний слой почвы, воздух еще больше нагревается, чем над поверхностью.

         Так как, по мнению метеорологов над землей воздух более насыщен влагой, то, проникая в более глубокие слои почвы, он может осаждать значительное количество росы. Это дневное осаждение росы в почве  и есть дождь у нас под ногами в самые жаркие дни, но только при рациональной обработке почвы.

         Американцы напрасно старались вызвать искусственный дождь взрывами в тучах, потому что мы гораздо легче и надежнее можем образовать дождь под поверхностью почвы. Такой «сухой полив», как  некоторые называют атмосферную ирригацию, не мочит нам платье, но превосходно удовлетворяет потребности растений и бактерий.

           Если бы Дегерен испытал рациональный метод обработки, то он не жаловался бы на отсутствие нитрификации из-за недостатки влаги. Он также говорил бы, что , несмотря на все усилия земледельца, его может постичь разочарование, если в дополнение к удобрениям, которые вносят в глубоко вспаханную почву, не будет вовремя дождей.

          При новой системе земледелия, хозяйничая в Бесарабии и в южных уездах Подольской губернии, где засуха причиняет ужасно много неприятностей, я всегда был доволен погодой, полевые работы никогда не прекращались, а земля у меня была постоянно настолько важна, что из нее можно было катать шарики. И нитрификация происходила интенсивно, и растения превосходно росли, тогда, как у соседей поля были черны и покрыты глыбами.

            Более богатые имения устраивали милую забаву, разрушая глыбы тяжелыми катками, после чего почва до известной степени приобретала капиллярность и кое-как быть засеяна.

             На Украине осенью прошлого (1897) года мне пришлось видеть в одном хозяйстве, после такой забавы, всходы озимых, как мне говорили, без дождя. Но как плохо они выглядели в сравнении с громадной и веселой растительностью на полях, возделанных по новой системе. В раздавленных глыбах нитрификация совершенно не происходит, или в слабой степени,  вследствие этого и растительность должна иметь грустный вид.

         Иначе при новой системе обработки, когда интенсивная нитрификация обуславливает очень обильную растительность. Мне часто приходилось мучиться с уничтожением сорных растений на паровых полях. Достаточно было, чтобы в почве остался слабенький, наполовину мертвый корешок, как из-за обилия  питательных веществ он сейчас же оживал, что требовало новых усилий на избавление от сорняков. Только быстрое и немедленное подрезание появляющихся новых побегов может уничтожить злостные сорняки. Медлительный же земледелец, позволяющий обновляться подрезанным сорнякам и набираться им сил, никогда с ними не справится, так как в почве неимоверно богатой питательными веществами они скоро укореняются и нейтрализуют урон, причинный им обработкой.

 

1 час

4 час

7 час

10 час

13 час

16 час

19 час

22 час

Температура воздуха на высоте 1,5 м над поверхностью почвы

 

 21,9

 

 20,2

 

 27,3

 

 32,8

 

 35,0

 

 36,5

 

 29,1

 

 24,0

Температура почвы на поверхности

 21,9

 19,8

 28,3

 45,8

 51,6

 45,6

 29,3

 24,0

На глубине 1 см

24,8

22,4

26,7

46,0

55,5

51,4

33,8

27,5

На глубине 2 см

25,1

22,5

26,8

43,5

53,0

50,1

34,6

28,0

На глубине 5 см

27,0

24,6

25,0

34,7

42,5

42,2

36,4

30,2

На глубине 12 см

36,4

28,5

27,4

30,7

36,2

38,9

37,0

33,2

На глубине 20 см

31,2

30,9

29,9

29,4

30,2

32,0

33,8

33,2

На глубине 41 см

28,4

28,5

28,5

28,5

28,2

28,1

28,2

28,4

                                                                                                               

 Время наиболее активного действия солнца 

   Этим изобилием в почве питательных веществ в сухие летние месяцы мы главным образом обязаны атмосферной ирригации. Если бы какой – нибудь скептик усомнился, что этот источник может дать растениям столько воды, то я попрошу его объяснить, откуда в почве, возделываемой по новой системе, берется влага во время засухи. Если объяснение будет более рациональным, чем то, которое мы можем дать при нынешнем состоянии знаний, то я первый соглашусь с ним.

    Мы объясняем образование росы в почве во время засухи тем, что теплый, содержащий в себе водяные пары, воздух охлаждается в более глубоких и более холодных слоях почвы и выделяет часть паров в виде росы, обагощая почву влагой. Так, например, если в полдень поверхность почвы нагревается в июле до 51оС (см. табл), то циркулирущий там воздух может содержать около 97 г воды на 1 м3 воздуха (см. табл. Дальтона).

   Такой воздух, проникая глубже, например на глубину 5 см, охладиться до 42 оС и, следовательно, может содержать в себе только 60 г воды, а остальные 37 г осаждаются в почве в виде росы.

   Далее, на глубине 10-12 см воздух охладиться еще больше и образует новое количество росы. Но так как в рыхлой почве воздух обновляется беспрестанно, или под влиянием колебаний температуры, или под влиянием воды, которая вытесняет воздух из почвы, то при рациональной обработке в почве конденсируется такая масса воды, что при нашей двухдюймовой пахоте во время самой большой засухи под тонким, сухим слоем бывает грязь.

   Дневная роса, о которой мы говорим, осаждается обильнее в том слое почвы, температура которого более низкая, то есть обычно в более глубоких слоях, где господствует температура близкая к температуре погреба. Но как нам нужна влага в верхнем более теплом слое, то необходимо, чтобы:

1)     влага, обильно осаждающаяся в глубине, могла свободно подниматься вверх, что возможно только тогда, когда почва капиллярна;

2)     чтобы почва достаточно интенсивно проводила теплоту, ибо тогда верхний слой будет иметь температуру более низкую и сам сможет осаждать росу.

   Постоянное сохранение капиллярности почвы возможно только при нашей двухдюймовой пахоте. Глубокая вспашка уничтожает капиллярность и потому делает невозможным поднятие влаги из более глубоких слоев к верхним, вследствие чего все сторонники глубокой вспашки находятся в полной зависимости от дождя.

   Что же касается способности почвы проводить тепло, то опыты Вагнера, проведенные в физико-земледельческой лаборатории в Мюнхене, показали, что лучше всего проводит тепло кварц, хуже всего чернозем. Жирная глина, углекислая соль кальция, окислы железа занимают промежуточное положение. Кроме того, почва тем лучше проводит тепло, чем больше насыщена влагой.

   Наш тоненький, рыхлый перегнойный слой защищает почву от чрезмерного нагревания. С другой стороны, нетронутый плугом и насыщенный влагой капиллярный слой интенсивно проводит тепло и одновременно способствует осаждению дневной росы здесь же под поверхностью почвы.

   Процесс дневной конденсации влаги сменяется ночью другим процессом. Ночью воздух под землей охлаждается и, как более тяжелый, проникает вглубь почвы. Более же теплый воздух почвы поднимается вверх и осаждает ночную росу в верхнем охлажденном слое почвы, или же на предметах, находящихся на поверхности, например, внутри стеклянного колпака, которым ночью прикрыта почва (опыта Несслера).

   Опыты Сачко, приведенные профессором Костычевым (см. «Обработка чернозема», с. 80-82) показали, что это ночное осаждение росы на поверхности почвы бывает исключительно только тогда, когда верхний, разрыхленный и сухой слой почвы тонок. При мощном же рыхлом верхнем слое осаждения росы не происходит.

   Таким образом, и без дождя растения могут иметь достаточно влаги в почве из водяных паров, содержащихся в воздухе. Эти пары не только снабжают почву влагой, но могут обеспечивать растения питательными веществами. Мы уже видели это на примере лишайников и эпифитов.

   Так на бесплодных и сухих горах Татарской пустыни и в Киргизских степях на юге Яика, мы встречаем крушину съедобную (lecanora esculenta), которая имеет вид шариков различной величины, начиная от булавочной головки до лесного ореха. Эти шарики всегда свободны и никогда ни к чему не прикреплены. Они растут и развиваются очень быстро, получая питание исключительно из воздуха, и постоянно перемещаются ветром с места на место. Манна израильтян была именно быстрорастущей крушиной.

   А. Ст. Гиляйер в местности, где в течение шести месяцев не выпадало ни капли дождя, видел цветущие опунции, удерживающиеся на безжизненных скалах при помощи нескольких тонких корней, углубляющихся в сухую землю, которая заполняла узкие трещины и расщелины.

    В музее естествознания в Париже в ящике объемом 1 куб фут в земле не сменяемой и не поливаемой Ceress peruvianus достиг необыкновенной высоты и образовал множество громадных ветвей. По мнению Фигнера, земля в ящике служила только для механического закрепления этого растения.

   При нашей системе обработки во время самой большой засухи в почве осаждается из воздуха столько влаги, что каждое семя всходит без дождя, растения растут, нитрификация происходит самым интенсивным образом, и газы поглощаются почвой превосходно.

   Когда верхний тонкий слой почвы начинает оседать после посева и почве угрожает высыхание, мы пускаем конный полольник (только не окучник), который облегчает доступ воздуха и наша почва снабжается влагой в последующее время.

   Тот дождь, который американцы пытались вызвать из туч, постоянно образуется у нас под ногами, отлично снабжая влагой растения, но не промачивая нам одежды и не образуя на дороге грязи. Веселая, зеленая и пышная растительность на нашем поле во время засухи, на фоне чернеющих соседних полей, приводит многих в изумление. Некоторые предполагают, что над моими полями прошел дождь, другие видят в этом какую-то необъяснимую тайну, тогда как дело объясняется весьма легко и достигается самыми простыми в мире средствами.

   Мелкая двухдюймовая вспашка, гарантирующая аэрацию почвы, в особенности при регулярном применении полольника, есть именно тот таинственный деятель, который снял с измученных плеч земледельцев ужасное бремя засухи. Теперь я не только спокойно, но и с некоторым удовольствием встречаю этот бич земледелия. Растения у нас обязательно взойдут и будут расти без дождя, нитрификация и охлаждение газов будут происходить самым интенсивным образом, а хорошая погода облегчает нам работу на поле, чему дождь часто становится помехой.

Глава 8. Орудия для обработки почвы

    Бессмысленное переворачивание почвы глубокой обработкой вызвало не менее бессмысленную конструкцию плугов, грубберов, культиваторов и т.д.

Орудия эти, как справедливо заметил Дегерен, должны быть в музеях древностей, наряду с осмоленным колом древних народов, но мы однако не перестаем платить за них наши трудовые деньги.

   Самым большим бессмыслием в построении земледельческих орудий отличаются немцы. Больше смысла в производстве с.-х. орудий проявляют англичане. Американцы же наряду с хорошими вещами, делают орудия, которые представляют из себя ничто иное, как блаж.

   Однако мы постоянно покупаем немецкие изделия, как бы считая своей обязанностью увеличивать те миллионы марок, которые немцы предназначают на колонизацию нашего края.

   Характерным здесь является поддержка нами немецких заводов и наша вера в превосходство немецкой «культуры».

   Мы забываем, что народ, который постоянно направляет все свои силы на угнетение соседей - славян, прежде под видом распространения христианства, теперь во имя «культуры», не может служить образцом для земледельцев. Земледельческие народы не угнетают соседей и не идут в Китай и Париж за добычей.

   Германский милитаризм тем более отвратителен, что он маскируется то распространением христианства, то культурой. Открытый разбой орд Аттилы, Чингизхана и Тамерлана вызывает меньшее презрение. Соколы и орлы, убивающие днем не возбуждают такого презрения и отвращения, как гиены и совы, убивающие ночью.

   У немцев можно учиться военной организации, можно покупать у Крупа пушки, но напрасно искать там хорошие земледельческие орудия, потому что легче дойти до Парижа и переделать там «кенига» на «кайзера», чем рационально сконструировать земледельческое орудие.

   Однако, мы, как загипнотизированный взглядом питона кролик, сами бросаемся в пасть германизма, ослепленные его военными добычами, забывая, что война и земледелие две разные вещи и что именно быстрое развитие милитаризма в Германии служит доказательством неспособности этого народа к разумному, спокойному и честному земледельческому труду. Кто умеет разумно и честно работать, тот своих ближних не обижает.

    Однако мы несем потом заработанные гроши немцам за их дрянной товар, даже не думая о возможности вырваться из этих когтей. Так, например, на конкурсах земледельческих орудий, которые мы устраивали в последнее время, фигурировали исключительно только немецкие изделия - лучших английских или американских не было вовсе. Кажется, что нужно только знать, какие из гнилых яблок самые вкусные, ибо о хороших мы не можем даже и мечтать. Немецкие заводы представляют нашим складам более выгодный кредит и делают большие скидки (из нашего кармана), поэтому-то они и наводнили наш рынок своим плохим товаром. Но времена теперь настолько тяжелые, что пора прекращать эту забаву, которая неминуемо приведет нас к разорению. Не говоря уже о том, что ради тех миллионов марок, при помощи которых немцы выживают нас из Познани, мы вообще не должны у них ничего покупать.

    Однако в настоящее время наши склады завалены немецким товаром, вследствие чего земледельцам трудно судить о преимуществах английских изделий. Но достаточно только раз увидеть в работе английские и немецкие орудия, чтобы убедиться в превосходстве первых.

    Тяжелый немецкий ум, занятый борьбой за первенство грубой силы перед истиной, не может понять, как должен быть сконструирован плужок, чтобы он не забивался пожнивными остатками на плодородных и чистых почвах, и сорными травами на полях еще не приведенных в порядок.

    Немцы думают, что достаточно сделать стойки плужка выше, чтобы он не забивался. Однако этого мало, здесь гораздо большую роль играет рациональное размещение корпусов. Поэтому немецкие 3-корпусные плужки (не говоря уж о 4-корпусных) у нас на богатых землях Подолии очень скоро выбрасывают за ненадобностью.

    У меня пошли на свалку старой рухляди трехкорпусные Сака (различных типов), Эккерта, Шютих и Бетке, Шварц и Зонн, Дрешера и др. Из английских же плугов пальму первенства получил трехкорпусный плужок Рансона марок СКМ, СВМ и ДВМ. Последний однотипен СБМ, но более прочный.

    Цена 3-корпусного плужка по каталогу 56 руб. В последнее время я выписал со склада в Одессе 25 плужков, причем склад сделал мне скидку 5%, так что превосходный солидный плужок обошелся мне в 53 руб. Почти столько же берут с нас и немцы за свой брак.

    Английские плужки имеют то преимущество перед немецкими, что корпуса их размещены рациональнее и вследствие этого не забиваются так пожнивными остатками и сорняками, как немецкие. Кроме того, отвалы Рансона имеют математически выверенную форму, немцы же выдают кусок выгнутого неизвестно как листового железа за отвал «дробящий». Над рациональной формой отвала, что сделать не так-то легко, немцы не ломают себе голову, совершенно не признавая законов механики при конструировании своих орудий, Лемеха на английских плужках Рансона изготавливаются по особой технологии, составляющей секрет завода. Они при работе сами затачиваются и очень прочны. Немецкие же изнашиваются очень быстро и постоянно должны отправляться в кузницу на заточку.

   Итак, обработку почвы я базирую на трехлемешковых плужках Рансона марок СКМ и СВМ, в последнем отвал гораздо длиннее. Если нужно перевернуть как следует пласт, например при заделке семян, то я отдаю предпочтение марке СВМ.

   При получении с завода плужка, я добавляю пару зарубок на сегменте регулятора, чтобы плужок пахал мельче. После такой незначительной модернизации плужок работает как требуется. Будущее даст нам лучшее орудие, но в настоящее время 3-корпусные плужки Рансона безусловно лучше всего отвечают своему назначению.

    В этот плужок я запрягаю две пары волов или лошадей для работы на засоренных полях, на чистых полях достаточно пары волов или пары лошадей. Для работы достаточно одного человека, но на сильно засоренных полях я выделяю два человека. За летний день на волах можно вспать 3 морга, на лошадях - больше.

Работа обходится баснословно дешево. Я пашу весной пока земля влажная, потому что сухую землю мелко вспахать невозможно.

    Трехкорпусные плужки работают чрезвычайно производительно. Так например, в этом году (1898) вспашку парового поля я закончил в первых числах мая, несмотря на то, что весна была поздняя, и у меня не было зяби, что значительно затрудняло полевые работы.

    Теперь перейдем к орудиям непереворачивающим пласт. Эти сделаны еще более бессмысленно, чем плуги. Сошники у них обычно размещены редко, лапы похожи на зубья конных грабель или согнуты под прямым углом, что способствует забиванию их пожнивными остатками и сорными растениями. Сорняки эти орудия оставляют неподрезанными, почва же рыхлится на разную глубину.

    Последнее обстоятельство полностью нами игнорируется. Происходит это потому, что при глубокой обработке мы привыкли пассивно ожидать дождь. При новой системе земледелия каждое зерно должно взойти без дождя. Здесь-то плохая работа общепринятых культиваторов, экстирпаторов и прочих сразу видна.

    Чтобы понять недостатки конструкций этих орудий, мы должны вспомнить условия, при которых зерно всходит без дождя. Произойдет это только тогда, когда зерно ляжет на влажный, капиллярный слой почвы и будет прикрыто сверху тонким и мягким слоем почвы.

    При мелкой вспашке эта цель вполне достигается. У нас получается влажная, ровная капиллярная плоскость, на которую падают зерна при посеве и всходят без дождя одновременно, так как они все будут находиться на одинаковой глубине.

    Культиваторы, экстирпаторы, вследствие редко расставленных лап рыхлят почву на разную глубину и дают неровную капиллярную поверхность. Поэтому при посеве часть семян попадает на капиллярную поверхность (где мельче взрыхлено), а другая часть (где взрыхлено глубже) - будет находиться в рыхлом, быстро пересыхающем слое почвы. Поэтому получаются изреженные всходы в сухую весну (у яровых) или осень (у озимых).

     Поэтому все так восхваляемые пружинные культиваторы (Рансона, Массе, Гарриса и др) отправлены мной на свалку. Скачущие пружинные лапы и сорняки не все подрезают и капиллярную поверхность дают не ровную.

    По этим причинам я работаю исключительно экстирпаторами собственного изготовления. Лапы в них я расставляю часто, чтобы они подрезали все сорняки, и крепко их осаживаю, чтобы не скакали как американские пружинные лапы и давалибы совершенно ровную капиллярную поверхность. Такое орудие превосходно работает. Кто не изготовит у себя такого экстирпатора, совершит большую ошибку и поймается на пружинные и тарельчатые культиваторы американской конструкции, которые не соответствуют требованиям земледельческой техники и представляют из себя не что иное, как пустую затею.

    Бороны я тоже изготавливаю сам - деревянные с железными зубьями. Делаю также и катки, которые впрочем использую редко и очень осмотрительно. Таким образом, кроме 3-корпусных плужков для обработки почвы никаких других орудий я не покупаю.

     Поэтому и почва у меня всегда идеально чистая от сорняков и растения всходят и растут без дождя. Пора нам перестать обольщаться плохим немецким товаром и американскими выдумками, Собственный наш кузнец под нашим присмотром сделает орудие гораздо лучшее, а стоимость его будет без сравнения меньшая.

    Как видим, средства, которыми я достигаю своей цели просты, дешевы и доступны каждому. Я от всей души желаю братьям по плугу, чтобы они перестали отдавать немецким фабрикантам с таким трудом заработанные гроши, а обрабатывали бы почву орудиями самостоятельно изготовленными, как это всегда делается у меня. Как использовать и как делать эти орудия мы рассмотрим в специальной главе.

Глава 9. Обработка под озимые

   В этом (1898) году весенний посев я начал поздно - 21 марта старого стиля. Весна была страшно засушливая. Не трудно было предвидеть, что почва засохнет как кирпич, и что мелко вспахать под озимь будет не легко.

    Поэтому, сейчас же по окончании сева, я объезжал поля, отведенные под озимь. Оказалось, что часть полей сильно засорена пыреем, осотом, повилкой и пр., другая - засорена полынью и бодяком, третья - почти чистая. Желая как можно быстрее застраховать себя от плохих последствий засухи, я спланировал работу следующим образом. На парей я пустил трехкорпусные плужки Рансона, на полынь и бодяк - 9-лапные экстирпаторы собственной конструкции и, наконец, чистые поля я распорядился обработать боронами, которые разрыхлили бы поверхность почвы и тем самым защитили поле от потерь влаги.

    Вся работа продолжалась почти неделю, после чего я уже спокойно мог работать 3-корпусными плужками, несмотря на ужасную засуху, которая высушила поля соседей до такой степени, что там ни одним орудием нельзя было работать.

    Итак, мы видим, что хорошее и своевременное рыхление поверхности парового поля составляет основу новой системы обработки. В Бесарабии, где издавна на паровых полях в течение лета выпасают скот, новая система обработки имела многих противников, которые утверждали, что ранняя обработка пара приносит только вред, лишая хозяйства выпаса. Но когда в 1895 году поля не были засеяны, вследствие сильной глыбистости почвы, которая образовалась при распашке паровых полей уплотненных скотом, а у меня превосходно росли и рожь, и пшеница, и другие культуры, то бессарабские интеллигентные земледельцы пришли к выводу, что лучше часть худших полей выделить под постоянный выпас, чем рисковать всем урожаем озимых.

    В деле быстрого рыхления поверхности парового поля большую услугу оказывает мне девятилапые экстирпаторы. Это имеет ширину захвата вдвое большую, чем трехкорпусный плуг, обрабатывает за день более 6 моргов и прекрасно подрезает сорняки. Для работы с ним достаточно на чистых полях одной пары, на засоренных – двух пар волов или лошадей и одного мальчика.

        Лапы экстирпатора я делаю наподобие нашего старославянского рала, потому что лапы немецкой конструкции никуда не годятся. Они имеют форму зубьев от конных грабель, вследствие чего быстро забиваются сорняками. Но еще хуже, что у них наральник крепится к стойке под прямым углом, что на влажных и сильно засоренных полях делает работу совершенно не возможной. Такое идиотское устройство лап в экстирпаторах выдает прославленный Сакк.

    Быстрая и тяжелая работа трехлемешниками и экстирпаторами дает мне возможность в течение мая, июня и июля очистить землю от сорняков и приготовить ее к посеву. Пашня у меня получается идеально чистая и без глыб. Рядовые сеялки могут прекрасно работать на таком поле, и каждое зерно ложится на ровную, нетронутую плугом капиллярную поверхность и всходит без дождя.

     При обработке сильно засоренных паровых полей, следует обращать особое внимание на то, чтобы подрезанные в корневой шейке сорные растения не отрастали. Поэтому, как только появляются всходы сорняков, поле обработать трехкорпусным плужком или экстирпатором. Нерадивый хозяин, откладывающий эту работу «до завтра», никогда не очистит от сорняков свои поля, потому что после отрастания сорные растения будут отлично расти, т.к. при мелкой обработке в почве содержится много влаги и питательных веществ.

     Таким образом, новая система обработки дает превосходные результаты и стоит баснословно дешево. Эта обработка избавляет хозяина от целого кодекса предписаний, обязательных для сторонников глубокой вспашки. В частности, при глубокой вспашке определенное время нельзя обрабатывать землю (пашню), даже если она вся заросла бурьяном – нужно защищать ее от сорняков, то сеять нельзя, ибо нужно, чтобы пашня надлежащим образом осела – иначе она порвет корни озимых.

    Давая такие советы, приверженцы глубокой вспашки и не подозревают насколько они выглядят смешными для каждого, кто еще не прервал сношений с логикой. Зачем, спрашивается, рыхлить почву, если перед посевом она должна уплотниться (осесть)? Разве только для того, чтобы уничтожить дрены, созданные корнями и дождевыми червями, и сделать из почвы кирпич.

     Такова логика, но она не для приверженцев глубокой вспашки, так как из нее вытекает вывод, ослабляющий значение этой вспашки. До такой степени доходит идолопоклонничество, оказываемое глубокой вспашке, можно судить по реферату, который недавно был прочитан в Киевском земледельческом обществе и напечатан в местном земледельческом органе. Автор, заметил, что после глубокой обработки семена сахарной свеклы всходят плохо, но он, Боже упаси!, не посоветовал отказаться от такой обработки. Он предлагает высевать семена свеклы в специально приготовленные канавки, чтобы семена находились ближе к нетронутому плугом капиллярному слою и лучше всходили.

    Логично спросить, зачем затевать эту усложненную и дорогостоящую работу, если при двухдюймовой вспашке каждое свекловичное семя будет всходить, так как оно будет лежать на капиллярном слое почвы. Но логика должна молчать, потому что глубокая вспашка – святыня, оскорблять которую не позволено.

   При обработке парового поля я строго придерживаюсь двух правил: 1) быстро уничтожать сорные растения, 2) быстро восстанавливать аэрацию почвы после дождя боронованием. При такой обработке почва дает мне прекрасные хлеба, которые вызывают удивление всех, кто их осматривал.

    В 1896 году паровые поля были у меня ужасно засорены. Такого изобилия сорных трав я не встречал в своей жизни и, вероятно, уже и не встречу. Лето было дождливое , почва постоянно сырая. Чтобы избавиться от сорняков и не дать им еще больше размножиться, приходилось обрабатывать влажную землю, которая совершенно не крошилась. Наступившая затем засуха привела к тому, что на полях образовались многочисленные комья земли. Здесь мне помог штифтовый каток (дубовое бревно с набитыми металлическими штифтами в 2,5 дюйма длиной и такое же расстояние между ними). Комья были раздавлены и поля засеяны рядовой сеялкой.

      При вспашке трехкорпусным плужком неровных полей, часто выпахивается влажная земля, которая быстро высыхает и образует комья. В таких случаях одновременно с плужками я пускаю бороны и предотвращаю образование комьев. когда же поверхность поля выравнивается, то плужок при двухдюймовой вспашке комьев не образует.

     Вопрос о заделке навоза я рассматривать не стану, так как и сторонники глубокой вспашки считают аксиомой необходимость мелкого запахивания навоза. Если же при зеленом удобрении иногда пустить плуг глубже, то эта мера вынужденная избежать этого можно скашиванием культуры, посеянной на зеленое удобрение. Часто же необходимость запашки удобрений совершенно исключается, например, в случае с клевером, редко у нас применяемым, несмотря на то, что это превосходное средство обогащения питательными веществами.

     Запаханный плохо разложившийся соломистый навоз я закатываю. Это один из тех редких случаев, когда я применяю каток. Потому что при новой системе обработки почва всегда капиллярна, двухдюймовый же верхний слой всегда должен быть рыхлым и, следовательно, использование катка при новой системе обработки не имеет смысла. Исключение из этого правила, мы укажем при дальнейшем изложении, когда будем говорить о посеве и обработке под яровые культуры. 

Глава 10. Обработка под яровые хлеба

   Обработку под яровые хлеба я начинаю сразу же после уборки. Только при выполнении этого условия можно рассчитывать на максимальный урожай.

    Засоренные поля с обильными пожнивными остатками я обрабатываю трехкорпусными плужками Рансона, поля менее засоренные – экстирпаторами собственной конструкции и, наконец, поля чистые, на которых хлеба убраны косами (жнивье невысокое) я бороную.

    Таким образом, сразу же после уборки я имею поля с рыхлой поверхностью, вследствие чего, в них начинается атмосферная ирригация и нитрификация. остатки растений начинают разлагаться, обеспечивая питанием будущий урожай.

       В течение осени по мере зарастания пашни сорняками и уплотнения ее дождями, я вторично пускаю плужки, экстирпаторы или бороны. Перед уходом в зиму я всю зябь бороную.

     В одном из последних номеров «Rolnika u Hodowey» господин Ярочевский пишет, что при обработке по моей системе получил хорошие результаты при возделывании корнеплодов и озимых, но при возделывании овса и ячменя результат был плохой. Был он плохой потому, что г. Ярочевский, вероятно, не полосами, как рекомендует новая система, а в разброс или обыкновенным рядовым способом. Если бы посев был проведен с соблюдением всех этих условий, то результаты были бы блестящими, какие я постоянно получаю в моем хозяйстве.

Глава 11. Посев

      Чтобы понять, как нужно сеять чтобы обеспечить максимальную продуктивность растений, мы должны обратиться к первой главе «Самостоятельность растений по отношению к земледелию» и внимательно просмотреть ее.

       Из этой главы мы знаем, что для того, чтобы растения производили большой урожай, они должны расти очень густо и иметь рядом свободное пространство.

       Опыты показывают, что при ширине засеянной полосы в 30 см у всех растений формируется колос одинаковой величины. При более широкой полосе колос растений в средине полосы становится более мелким из-за недостатка освещенности и питания.

        Поэтому посев я произвожу полосами шириной около 30 см. И оставляю такое же расстояние (30 см) между полосами.

         В зависимости от ширины захвата сеялки, ширина полос может быть на 1-2 см больше. Чаще всего я употребляю 3- метровую сеялку, где расстояние в 30 см легче всего выдержать.

        Если сошники сеялки максимально сдвинуть друг к другу, то в полосе 30 см разместится 5 сошников и, следовательно, засеянная полоса будет состоять из 5 рядков. С обеих сторон от нее останется незасеянное пространство в 30 см. таких полос 3–метровая сеялка  дает 5.

       Но я сошники сеялки суживаю и удлиняю. Поэтому в полосе в 30 см я размещаю не 5 рядков, а 6, что позволяет распределить семена в полосе более равномерно.

    Сошники в сеялках Эккерта и Сакк сделаны не рационально. Ибо вслед за сошником просыпается сухая, рыхлая земля, на которую затем падает семя. Очевидно, что оно без дождя не  взойдет, так как не попадает на капиллярный слой. поэтому я переделываю сошники так, чтобы зерно падало непосредственно на влажный капиллярный слой. Тогда растения всходят в самую большую засуху все, до последнего семени: рожь через 5 дней, пшеница через 6 дней. Сеялке Эккерта я отдаю предпочтение перед сеялками Сака. Первая («Беролина») легче очищается и равномернее высевает семена. Но и в этой сеялке есть много недостатков, которые нужно устранять. Для густого посева я надеваю триер на ось, а отверстия, направляющие семена к валику, я суживаю насколько возможно. После такой модернизации «Беролина» высевает семена по одиночке и равномерно.

      Американские сеялки и сеялки 4-го класса прославленного Сака своими трибаками травмируют более крупные семена, поэтому я их не использую для посева вовсе.

    «Беролину» я покупаю 1-го класса с максимальным количеством сошников ( в 3-метровой 33).

   В других сеялках, как Циммермана, Задерслебека, сошники расставлены реже, и потому применять их для моих целей значительно труднее.

    Сошники я сильно нагружаю, не опасаясь их большого заглубления, т.к. при двухдюймовой вспашке это не так просто сделать, в отличие от глубоко взрыхленной пашни. Засеянную полосу я забораниваю маленькой боронкой, прикрепляемой за сошниками сеялки.

     После посева катки я не применяю, так как это было бы нарушением основного принципа новой системы, который гласит, что нижний слой должен быть капиллярным, а верхний двухдюймовый – рыхлым. Если только ликвидировать прикатыванием этот тонкий, мягкий слой, то вместе с ним мы погубим и плодородие нашего поля, которое после такой варварской операции высохнет и растрескается за несколько дней.

    Южная часть России обычно в период после посева и яровых, и озимых подвергается сильным засухам. Поэтому прикатывание после посева наносит здесь вред и применять его не следует, засуха и жара настолько сильны, что и не прикатанная почва растрескивается, прикатанные же посевы обречены на полную гибель.

    Полный посев применяется на полях равных и с небольшим уклоном. На крутосклонах я сею вразброс и заделываю семена трехкорпусным плужком Рансона (марки СВМ) и также получаю хорошие результаты.

      Шесть рядков в 30-сантиметровой полосе я размещаю при посеве злаков (ржи, пшеницы, овса, ячменя) и льна. При посеве двудольных растений я размещаю в полосе меньше рядков. Так, бобы я сею в 4 рядка, мак – в 3, сою – в 2 и т.д. при посеве бобков я расставляю сошники через 10 см, при посеве мака – через 7,5-8 см.

    После посева Аким способом растения, как я уже говорил, всходят быстро и дружно. Но затем у нас на юге начинается жара, почва сильно нагревается и растрескивается, что угрожает прекращением атмосферной ирригации, которая играет такую важную роль  в нашей системе. Поэтому после появления всходов необходимо переходить к уходу за посевами, чтобы защитить почву от сильного нагревания и образования трещин. Это дает возможность молодым растениям нормально развиваться до того времени, когда они сами затенят надлежащим образом почву и, тем самым, защитят ее от палящего солнца.

      Каким должен быть уход за растениями мы рассмотрим в следующей главе.

      В заключении же этой главы я сделаю еще одно чрезвычайно важное замечание: при заделывании семян плужками или при подготовке почвы под сеялку на склонах следует пахать вдоль склона. При вспашке поперек склона семена, посеянные вразброс, плохо прикроются почвой потому что пласт « в гору» будет переворачиваться.

Глава 12. Уход за почвой и за растениями после посева

    После посева растения быстро всходят без дождя и попадают под палящую жару. Почва начинает нагреваться и растрескиваться.

     В это время на полосные посевы я пускаю конные полольники, которые ликвидируют трещины и предохраняют почву от чрезмерного нагревания и высыхания. Если использовать многорядный полольник, то эта работа будет стоить очень дешево.

      Осенью на озимых я применяю полольники раза два. Весной пропалываю два-три раза как озимые, так и яровые посевы в зависимости от того, насколько почва засорена, растрескалась и уплотнилась от дождей.

      Разбросные посевы бороную сразу же, как только растения укореняются в почве настолько, что они не выбораниваются. При мелкой вспашке это происходит быстро и растения. Вследствие чего, второй раз я бороную дня через два. когда растения поднимутся. Если еще остаются трещины, то дня через два я бороную третий раз. После каждого дождя я тоже бороную.

     В первый год на операции, производимые мною  во время сильных засух, все смотрят с ужасным изумлением. Они уверены, что после боронования посевы окончательно погибнут. Однако уже на второй год они становятся горячими сторонниками боронования не только озимых, к чему уже привыкли, но и яровых, что для них является новостью.

     В этом (1898) году я встретил весной такую же оппозицию со стороны экономов наших экономий. Однако когда они увидели, что яровые после каждого боронования выглядели как после дождя, они стали сторонниками боронования. На следующий год они будут бороновать и без моего распоряжения.

     Действительно, только интенсивное боронование яровых спасло их в этом году от гибели. Они были посеяны на южном склоне варварским способом без зяби и какой – либо другой обработки. Сеяли вразброс по стерне и запахивали на 2 дюйма трехкорпусными плужками Рансона. После посева наступила шестинедельная засуха. Если бы не боронование, то все яровые посевы в этом году (1898) погибли. Благодаря полольникам и боронам мы имели в этом году прекрасный урожай яровых.

     Корнеплоды у нас обрабатываются конным полольником или мотыгами с прямым, а не полукруглым ножом. Мотыги имеют вырез, чтобы через него просыпалась земля и равномерно прикрывала почву, а не сбивалась в кучи, что вызывает потерю влаги и образованию трещин. В придачу к мотыге используется маленькая мотыжка, длинная и узкая, которой обрабатывают растения в рядке, где обычную мотыгу использовать невозможно. Только такие мотыги прикрывают почву ровным рыхлым слоем земли и обеспечивают урожай.

     От окучивания растений я воздерживаюсь. Эта операция обнажает нижние слои почвы и становится причиной образования трещин и потери влаги, и, следовательно, урожая.

      Поступая таким образом, я получаю настолько великолепные урожаи, что 100 пудов зерна с морга, я считаю средним урожаем. В хорошие годы я получаю до 200 пудов с морга. Урожай был бы еще больше, если бы мы имели более оригинальные сорта, как заграницей хорошие сорта имеют колос со 100-120 зернами. Естественно, такие сорта дадут урожай в 2-3 раза больший.

     Новая система земледелия, подкрепленная селекцией, увеличит полновесность нашего колоса и даст нам в будущем такие урожаи, о которых мы и не мечтали. Это будет тем более реально, если вместе с новой системой обработки и посева мы будем строго придерживаться принципа плодосмена.

     Мы закончили наш труд. Если кто захочет увидеть на наших полях, действительно ли новая система земледелий дает такие положительные результаты, то милости просим в Гетмановку. Ехать нужно по железной дороге до станции «Жеребково» юго-западной железной дороге, откуда до Гетмановки 30 верст. 

 

 

Уважаемый посетитель сайта СКК "Виктория-Агро"!

 

    Вы познакомились здесь с теоретическими предпосылками чрезвычайно эффективного ресурсосберегающего земледелия. Конечно, если Вы проявите настойчивость, то постепенно овладеете этими (на первый взгляд простыми, а в действительности - достаточно сложными) технологиями в современных условиях. Однако, на каждом шаге вас будут терзать сомнения (принятие решения влияет на уровень затрат и на ожидаемый результат!), вы не будете на 100% уверенными в правильности и своевременности принимаемых решений, потеряете массу времени. Мы это знаем по собственному опыту и по опыту работы со многими сельхозпроизводителями в самых разных регионах России. Зачем учиться на собственных ошибках? - У вас есть реальная возможность не повторять ошибок других!

     Обращайтесь к нам! Мы поможем Вам подобрать технику применительно к Вашим природно-климатическим условиям и финансовым возможностям. Проведем семинар с Вашими специалистами и механизаторами. Разработаем технологические карты, годовой и месячные бюджеты, штатное расписание.
    Мы будем с Вами в поле от посева до уборки урожая. Вы получите весомый экономический эффект уже в первый год реализации этой технологии за счет значительного сокращения числа применяемых машин и механизаторов, за счет экономии топлива и средств на ремонт техники.
    Вы снизите зависимость Вашего урожая от все учащающихся засух. На второй, третий годы, после внедрения аллопатического севооборота, промежуточных и сидеральных культур, эффективность Вашего растениеводства ещё более увеличится!

    Обращайтесь, профессиональные консультанты СКК "Виктория-Агро" готовы прийти к Вам на помощь!

 

Часть 2 <<<- назад

 

Спецпредложение

     Предлагаем разработку "Индивидуального инвестиционно - технологического проекта технологической реструктуризации сельскохозяйственного производства", включающего: технологический аудит, анализ выявленных нарушений, подбор наиболее эффективных технологий, технологические расчеты по обоснованию мероприятий преобразования Вашего существующего производства в высокоэффективный бизнес (собственно технологической реструктуризации), а также разработку бизнес-плана реализации Проекта.

   Предлагаем консультационное сопровождение Вашего бизнеса до выхода на проектные показатели по продуктивности земли и животных, себестоимости производимой продукции и уровню рентабельности предприятия в целом.